Попытка сочинских сторонников Алексея Навального провести законную акцию протеста против коррупции закончилась административными арестами. Митинг собирались провести рано утром в пасхальное воскресенье, в специально отведенном для этого месте — так называемом гайд-парке, что в микрорайоне Хоста.  Семерых митингующих забрали в полицию едва они успели развернуть плакаты. Один из них, Константин Гудимов после ареста объявил сухую голодовку. 

Солнечным воскресным утром в хостинском сквере 50-летия Победы каждого случайного прохожего встречали пристальные взгляды полицейских в штатском. Выйти на работу в пасхальный праздник правоохранителей заставили противники коррупции и приверженцы свободы собраний. Возле одной из лавочек переговаривались шесть человек: две пенсионерки, молодая парочка и двое мужчин. Вскоре подошел вдохновитель акции — Сурен Едигаров. Он рассказал о мытарствах на пути к немногочисленному митингу.

— Я подавал восемь уведомлений, и на второе апреля, и на девятое. По всевозможным надуманным причинам давали отказы. Опытным путем я выяснил, как можно добиться проведения легальной акции. В каких-то отказах говорилось: “пожалуйста, мы предлагаем вам гайд-парк”. Ну раз в центре города не дают, то хорошо — давайте в гайд-парке. По закону здесь не нужно никакого согласования с властями, если собрание до девяносто человек. Единственная возможность, которая есть у властей — сдвинуть нам время проведения, — объяснил Едигаров.

Сотрудники полиции

К последней заявке Едигаров подошел креативно: в ней фигурировал митинг не против коррупции, как прежде, а наоборот — в поддержку Дмитрия Медведева. Это ли сыграло свою роль или у мэрии просто закончились аргументы для отказов, но в итоге все-таки было выдано официальное разрешение на проведение митинга в Хосте, с семи до десяти часов утра. Правда вскоре в администрации заявили, что запрещают проведение акции. Сурен Едигаров считает возражения городских властей “юридически ничтожными”.

К оппозиционерам вскоре присоединились еще двое молодых людей. Сначала решили порепетировать без плакатов. Сурен Едигаров зачитал заготовленную речь с требованиями опровергнуть публичные обвинения в коррупции высших должностных лиц страны и либо привлечь их к ответственности, либо наказать автора разоблачений, Алексея Навального за клевету. Далее по сценарию планировалось нечто вроде перформанса. Едигаров предложи участникам громко кричать “Да”, на абсурдные вопросы: “Нас обуял страх! Мы согласны жить в такой стране?”, “Обезумев от ужаса, мы сначала молча, а теперь громко вслух поддерживаем Медведева и его коррупцию?”, “Мы понимаем, что Медведев и коррупция — это одна маленькая, но жирная нога нашего государства?” и так далее в том же духе. Хор ответных восклицаний ввиду малочисленности акции получился тихим и нестройным. После этого, двое недавно подошедших молодых людей предпочли ретироваться.

Когда протестующие развернули вопросительные плакаты («Медведев – вор?», «Навальный – врун?», «Медведев – коррупционер?», «Навальный врет?») вокруг них стал крутится сотрудник коммунального предприятия в оранжевой жилетке с шумным аэровеником, который пытался делать вид, что занимается уборкой, а не созданием шума. А потом подошли полицейские во главе с начальником райотдела Геннадием Толокновым.

Как и предчувствовал Сурен Едигаров, митингующим стали вменять нарушение федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». Активист пытался объяснить полицейским, что в этом же законе говорится о “специально отведенных местах”, так называемых гайд-парках, где проведение митингов регулируется уже местными нормативными актами, но правоохранители стояли на своем и настойчиво просили пройти в автобус, проехать в отделение и объяснить все там. Один из участников акции, Виталий Небиеридзе включил в эту дискуссию представителя мэрии Татьяну Катаниди. Чиновница сказала, что Сурен Едигаров написал на выданном разрешении слово “ознакомлен”. По мнению Катаниди, он должен был каким-то другим образом выразить свое согласие на утреннюю акцию протеста, а раз Сурен Едигаров этого не сделал, то митинг можно считать незаконным.

Правда в региональном законе нет ни слова о том, что заявитель должен давать какой-то ответ на предложенное властями время, но полицейские не стали обращать внимание на всякие “юридические тонкости” и погрузили всех в автобус, включая корреспондента “Сочинских новостей”, невзирая на удостоверение журналиста.

Весь недолгий путь до отделения Сурен Едигаров, эмоционально объяснял полицейским причины по которым нужно выступать против коррупция в России. В частности, он говорил о том, что в нашей стране сосредоточено 40% мировых природных богатств при 2% мирового населения, но несмотря на это россияне живут совсем не так хорошо, как должны бы.

В отделении полиции разговоры были уже другие. Задержанные пытались выяснить в каком качестве они здесь оказались и требовать составления протоколов доставления, на что один из сотрудников полиции обмолвился, мол “вы сюда добровольно пришли”, на это последовал закономерный вопрос: “а можем ли мы добровольно уйти?”. Оказалось, что нет, нельзя, нужно дать объяснения.

Начальник полиции Хостинского района Геннадий Толокнов долго изучал удостоверение корреспондента с выписками из закона о СМИ, а потом попросил показать какую-то аккредитацию, видимо, не ведая, что для работы в публичных местах никаких особых разрешений журналистам не нужно. Через какое-то время корреспондента нашего издания привели в кабинет к сотрудникам уголовного розыска. Оперуполномоченный Ашот Задыкян хотел узнать о том, откуда ему стало известно об акции протеста и “что вы там делали?”. Какой вопрос, такой ответ: “узнал из социальных сетей, а на митинге выполнял профессиональные обязанности”. В итоге корреспондент расписался в строке о том, что был проинформирован о конституционном праве не свидетельствовать против себя, а оперуполномоченный Задыкян попытался сформулировать несколько спорную мысль: журналисты, как полицейские стоят на страже закона, а значит “нам нужно взаимодействовать”.

Для участников митинга все закончилось составлением протоколов по статье “Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования”, которая предусматривает либо штраф, либо административный арест. Избежал обвинения только один молодой человек, Павел Рябых, он в руках плаката не держал.

В пункте полиции люди провели около семи часов. Двух человек, Сурена Едигарова и Константина Гудимова оставили до суда ночевать в полиции. После этого Гудимов объявил сухую голодовку.

Остальным участикам акции предписали явится на следующее утро. Виталий Небиеридзе и Ирина Бархатова решили дождаться официальной повестки в суд и заручится поддержкой адвокатов.

В понедельник, 17 апреля Хостинский суд назначил четверым участникам акции различные сроки административного ареста. Сурен Едигарова признан виновным в организации несанкционированной акции и приговорен к восьми суткам ареста. По его словам, с момента задержания в 09.00 16 апреля и до 17.00 17 апреля «ни разу не предложили поесть и поспать».

— Спать было невозможно. Было жарко, камера маленькая. Можно было только сидеть, — цитирует «Кавказский узел» Едигарова.

По информации издания, постановление об аресте судья вынес в закрытом режиме: активистов движения «Открытый Сочи» Романа Дьякова и Геннадия Котенко в суд не пустили.

Константина Гудимова арестовали на десять суток, пенсионерку Ольгу Смирнову — на пять, пенсионерку Татьяну Воронину — на двое суток.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.