В Центральном районном суде началось рассмотрение уголовного дела против Ирины Снытко. После резонансного конфликта с полицейскими на почве правомочности эвакуации автомобиля, Снытко вменили ч.1 ст. 318 УК: “применение насилия отношении представителя власти, не опасного для жизни или здоровья”. По этой статье женщине может грозить до пяти лет лишения свободы. Обвиняемая свою вину не признает и утверждает, что полицейские превысили допустимые пределы применения силы. На первом заседании состоялся допрос двух потерпевших и одного свидетеля.  

На заседание суда в поддержку Ирину Снытко пришло около десятка сочинских активистов, выступающих за наведение порядка с эвакуацией машин в Сочи. Съемочной группе телекомпании “Макс-ТВ” в зал попасть не удалось. Адвокат обвиняемой, Дмитрий Беликов выступил с просьбой разрешить видеосъемку процесса. Потерпевшие вместе с прокурором выступили против этого.

— Я настаиваю Ваша честь, ибо у нас открытый процесс, у нас гражданское общество и видеосъемка покажет, что действительно суд идет честно, не предвзято  и справедливо, — попытался возразить адвокат.  

Федеральный судья Валерий Бутяев отказал в ходатайстве. Дмитрий Беликов заявил: сторона защиты считает, что в деле недостаточно данных для вынесения приговора. Адвокат обратился к суду еще с двумя ходатайствами. Первое касалось проведения судебно-психологической экспертизы состояния Ирины Снытко в момент предполагаемого преступления. Второе — экспертиза предоставленных полицией видеоматериалов. В качестве доказательств в деле фигурирует семь файлов и сторона защиты хочет разобраться — не вырезаны ли из них те фрагменты, которые могут свидетельствовать в пользу обвиняемой.

Прокурор Виталий Савченко сказал, что, по мнению обвинения, доказательств собрано вполне достаточно. Судья решил рассмотреть эти ходатайства после всех допросов и исследования обстоятельств дела.

— Ваша честь! Мы не можем пригласить сюда психолога, потому что это экспертиза длительного характера, — опять попытался возразить адвокат Беликов.  

— Но это вы так считаете, а суд считает по другому. Когда выслушаем, тогда будем решать вопрос о назначении экспертиз. А сейчас пока мы ни одно доказательство не исследовали как мы можем подвергать их сомнению? — ответил на судья Бутяев.  

Дмитрий Беликов напомнил, что при одном из возвратов дела из прокуратуры (а дело Снытко четыре раза возвращалось на доследование) содержалось требование приобщить записи видеокамеры из полицейской машины, чего так и не было сделано.

Адвокат попросил вызвать в качестве свидетелей еще нескольких сотрудников, которые так или иначе участвовали в конфликте. Прокурор Савченко ответил, что обвинению дополнительные свидетели не нужны и судья Бутяев решил отказать в их вызове.

Далее свое ходатайство зачитала Ирина Снытко. В нем речь шла также об истребовании различных документов, в том числе касающихся законности установки знака из под которого забрали ее машину. А также видеозаписей из разных отделов полиции, где она провела около восьми часов после задержания. Кроме того, один из полицейских, который был непосредственным участником конфликта, почему-то сейчас в деле никак не фигурирует.  

— Он стаскивал меня за ноги, причинил мне множественные телесные повреждения — сдернул меня за больную руку… Он не был допрошен в ходе следствия, о чем я просила неоднократно, — рассказала Ирина Снытко.  

Адвокат Беликов резюмировал: “все предоставленные доказательства играют на руку обвинения”. Валерий Бутяев постановил отказать в ходатайствах Ирины Снытко, в связи с тем, что суд не является органом следствия, который собирает доказательства.

Прокурор зачитал обвинительное заключение, которое вкратце выглядит следующим образом. Ирина Снытко совершила “преступление против порядка управления”. Инспектор ДПС Сергей Артемьев во время выполнения своих должностных обязанностей обнаружил автомобиль, который был припаркован с нарушением правил. Машину погрузили на эвакуатор. Вскоре появилась Ирина Снытко, которая взобралась на платформу эвакуатора и принялась, цитата: “громко кричать и обращать на себя внимание окружающих, не предъявив сотрудникам полиции документов на эвакуируемое транспортное средство и документов удостоверяющих ее личность”. В обвинении говорится о том, что женщина высказывала “в адрес представителя власти нецензурную брань, в связи с чем была предупреждена о применении физической силы и при необходимости специальных средств — наручников”.

Документ: обвинительное заключение. 

Затем на место прибыл дополнительный экипаж в составе которого находился второй потерпевший — инспектор ДПС Виталий Киричек. Ирина Снытко, цитата: “действуя умышленно, осознавая фактический характер, противоправность и общественную опасность своих действий” игнорировала “законные требования Артемьева С.В. о прекращении противоправных действий, с целью не допустить эвакуацию своего автомобиля”. По версии обвинения, в процессе конфликта Ирина Снытко нанесла два удара левой ногой Киричеку, после чего покусала и оцарапала Артемьева.         

Ирина Снытко заявила, что вину свою не признает. Суд перешел к допросу первого потерпевшего — инспектора ДПС, лейтенанта полиции Сергея Артемьева.  

Вы подтверждаете те показания которые вы давали на следствии? — судья.

Так точно! — отрапортовал Артемьев.  

Потерпевший еще раз повторил фабулу обвинения: он вел себя по уставу, а вот гражданка Снытко кричала, материлась и всячески нарушала общественный порядок.  

Документы вам предоставили? — спросил потерпевшего прокурор.

Ну как предоставила… Водитель должен их предоставить и передать для проверки, я ей говорю — дайте документы я машину опущу, но она ответила нецензурным жестом: “вот тебе а не документы”. Потом одним матом, и другим матом. То есть не предоставила. Спустя какое-то время она открывала двери и багажник, я понял, что это ее машина, но документы она мне не давала. Спустя минут тридцать она их показала. Но я говорю: только передайте мне, чтобы я составил протокол, но в итоге она мне их так и не передала, — объяснил Артемьев.

 

По словам Сергея Артемьева, уже после прибытия подкрепления, Ирине Снытко несколько раз предлагали передать полицейским в руки документы и убеждали, что в этом случае ее машину снимут с эвакуатора. Также её предупреждали о применении физической силы, утверждает потерпевший Артемьев.

— В момент когда я начал хватать ее за руки и пытался надевать наручники, в этот момент она начала меня кусать, пыталась сопротивлятся кричала и кусала, — заявил инспектор ДПС.

-Сколько раз укусила? — уточнил прокурор Савченко.  

-Я не считал, — сказал Артьемьев.  

— Один раз? Десять?

-Но не меньше четырех, это точно.. У меня до сих пор пятно осталось, там загноение было.

— А что то еще делала?   

— Царапала, один или два раза..

— Кусала в одно место или разные места?

— Ну точно в левую руку укусила.

Потерпевший Артемьев пошел в больницу “снимать побои” через несколько дней после инцидента. Кроме того, по информации Ирины Снытко, в первоначальных рапортах нет никаких сведений о насилии. Показания Сергея Артемьева на суде несколько расходятся с тем, что он говорил на этапе следствия, отметил прокурор Савченко.

— Вы указывали в ходе предварительном расследования, что в момент задержания Снытко покусала вас в левую кисть, правую кисть и правое предплечье, тем самым причинив физическую боль и моральные страдания, — напомнил потерпевшему гособвинитель.

— Да-да, правильно-правильно.. Просто прошло уже больше полугода, — согласился Артемьев.

Далее потерпевшего допрашивала сторона защиты. Вопросы касались в основном аспектов правомерности эвакуации автомобиля и событий после задержания Ирины Снытко. Впрочем большинство из них пресекались судьей, как не относящиеся непосредственно к предмету уголовного дела. Сергей Артемьев еще несколько раз повторил своей аргумент: документы ему в руки не давали, а значит он не мог составить протокол и спустить машину с эвакуатора. Ирина Снытко утверждала, что была уверена в том, что автомобиль ей не отдадут ни при каких обстоятельствах. Допрос то и дело скатывался в дискуссию между потерпевшей и обвиняемой.    

То есть вы, втроем к женщине которая на вас не нападала, вас не трогала, а только просила снимите пожалуйста машину, вы применили наручники, так? — спросила Снытко.

Если бы был я один, я бы мог вас сдернуть, но тогда вы бы получили более сильные повреждения… — парировал Артемьев.  

А почему сдернуть, почему не отдать машину? — воскликнула обвиняемая.  

Ну почему-почему… следующий вопрос! — вмешался судья Бутяев.  

Но вот у меня неограниченная страховка… — Ирина Снытко попыталась развить мысль о том, почему ей, как и любому другому человеку с ключами и правами должны были отдать машину.  

Снытко пояснения будет давать сами, потом будете все это рассказывать… а сейчас: вопрос-ответ, — завершил дискуссию судья.

Напоследок Валерий Бутяев спросил: не желает ли потерпевший примириться с Ириной Снытко? Сергей Артемьев мирится не захотел.

Следующим допрашивали свидетеля Станислава Бурляева, в прошлом он был заместителем командира взвода полка ДПС, в котором служит потерпевший Сергей Артемьев. Бурляев рассказал, как отправлял “на подмогу” дополнительный экипаж, а затем и сам приехал на место происшествия.

Я сам момент укуса не видел, но пострадавший Артемьев сказал, что она меня укусила. На левой руке у него был след от укуса, — заявил в суде Бурляев.

Как вскоре выяснилось следователям Станислав Бурляев рассказывал несколько иную версию событий. В показаниях свидетеля, которые есть в материалах дела, потерпевший Артемьев по мобильному телефону рассказал своему начальнику о том, что Снытко его покусала, то есть Бурляева, по идее, не должно было быть на месте происшествия.    

Они правильные? Ваши показания? — спросил судья.

Они правильные! — заявил Бурляев.  

-На следствии записано правильно?

Правильно! Да!

-Значит сейчас вы неправду говорите? Вы понимаете о чем речь или в вашем присутствии, но вы не видели, был покусан Артемьев или еще до этого. Вы пожалуйста уточните!

Я говорю, что момент укуса я не видел, я знаю что… Может он мне и по телефону это говорил, но я то этого не помню, времени сколько прошло — полгода! — заявил свидетель.  

На вопрос дочери обвиняемой, Александры Снытко, которая участвует в процесс на правах общественного защитника, о том, слышал ли он как Ирина Снытко кричала от боли, когда ее снимали с эвакуатора, свидетель Бурляев ответил: “Я не думаю, что сотрудники делали настолько больно, что надо было кричать”.

Затем подошла очередь второго потерпевшего. Младший лейтенант полиции, инспектор ДПС Виталий Киричек повторил уже неоднократно звучавшую в суде версию произошедшего и заявил, что Снытко пыталась укусить и его, но этого удалось избежать, потому что он убирал руку.

По отношению к вам какое-то насилие применила? — спросил прокурор.

Ну, по ноге пару раз попала мне, — ответил пострадавший.  

По какой ноге?, — переспросил гособвинитель.

По… по-моему по левой, — сказал Киричек.

Чем попала? — уточнил судья.

Ногой отмахивалась, испачкала форменную одежду, пару раз ударила, — пояснил полицейский.

Данным ударом физическую боль вам причинила?

Ну.. небольшую.  Но неприятно вообще когда по форме пинают, пачкают ее, — объяснил инспектор.  

Обвинение спрашивает — физическая боль была? — конкретизировал судья.

Ну конечно! — ответил Киричек.

И при этом моральный вред, из-за того что в форме были и вас… — добавил прокурор.  

Неприятно, когда такое происходит… — согласился пострадавший.  

В качестве потерпевшего Виталий Киричек появился в деле в середине ноября прошлого года, то есть через три с половиной месяца после инцидента. За медицинским свидетельством о причинном физическом вреде он не обращался, потому как “боль была незначительная”. Ранее он фигурировал в деле как свидетель и давал показания именно в этом качестве. Сторона защиты просила огласить первоначальные показания, но судья в этом отказал, сославшись на изменение процессуального статуса Киричека.

В апреле суд вынес постановление о возвращении дела прокурору для передачи на доследование. 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.