На новогодние праздники к нам из Тюмени приехали гости. Остановились в Адлере. Выбрались на прогулку в центр Сочи всего один раз, 11 января. В этот день мы прогулялись по городу и сели в кафе на набережной. Уже во время прогулки один из гостей – здоровый крепкий парень – почувствовал себя не очень хорошо. В кафе ему совсем плохо стало. Скрутило, то ли желудок, то ли поджелудочная, непонятно. Выпил горсть таблеток – не помогли. Только рвота открылась вдобавок. Понимаем, что срочно надо в больницу. Так как мы были на своей машине, скорую не стали вызывать. Просто позвонили им и уточнили: в какую именно больницу ехать – в больницу №2 или №4. Ответили – в №4.

Приезжаем на Ареду, заходим в приемное отделение. Время – около 20:30. Товарищ наш просто упал на три стула в коридоре и лежал, не в силах говорить и двигаться. Мы тем временем кидаемся к окошку регистратуры. Объясняем ситуацию. В ответ слышим: а чего вы его нам привезли, вам надо в больницу №2. Говорим, что нам так сказали в скорой, и сейчас мы его в другую больницу просто не довезем, сделайте что-нибудь, человек просто загибается от боли, лежит, встать не может. На что нам спокойно отвечают: а у нас не приемные часы, мы ничего делать не будем, езжайте туда.

Психиатрическая лечебница Кейн Хилл, район Кройдон, Лондон. Существовала с 1883-го по 1990-й год

Сказать, что я была возмущена, ничего не сказать. Я была в шоке! Всегда была уверена, что врач — человек, давший клятву Гиппократа – должен помогать в любых ситуациях, в любых местах, в любое время, если другой человек нуждается в экстренной помощи. В нашей ситуации мы приехали в больницу, обратились к врачам за помощью на их рабочем месте. А они, оказывается, не обязаны ничего делать для обратившихся пациентов. Простите, а к кому и куда тогда надо обращаться с острой болью??? Может, надо было стоять у приемного отделения на улице и кричать «помогите». Да, ошиблись больницей, но раз уж приехали к вам, и вы видите ситуацию, так помогите людям! Мы просто просили хотя бы обезболить человека, чтобы мы могли довезти его в нужное учреждение. Он лежал, скрючившись от боли перед врачами, Без объяснений было понятно, что ему безумно больно и плохо. А они даже не вышли из регистратуры, только перегнулись, через окошко посмотрели на него, хладнокровно ответили, куда нам двигать, и продолжили дальше играть в телефон. И вообще: «чего вы хамите, я не врач, а медрегистратор». На наши просьбы позвать главного врача девушка любезно позвонила по телефону и сказала «ждите, спустится».

Спустя 20 минут ожиданий и препирательств, ничего не изменилось. Нас спас врач, случайно проходивший мимо, увидевший ситуацию и, оказавшись порядочным человеком, согласившийся помочь. Он осмотрел товарища, поставил ему предварительный диагноз и сделал обезболивающий укол. Дело-то было на 10 минут, стоило врачам из-за этого такой хамский сыр-бор разводить. К слову, в результате осмотра у друга предположили почечную недостаточность. Которая скручивает очень быстро и, в случае не оказанной вовремя медицинской помощи, может закончиться очень плачевно.

Государственная лечебница Армана Оклерка в Вестоне, Западная Вирджиния, США (1864 — 1994-е гг.)

Никаких фото-, аудио- и видеосъемок, к сожалению, сделать не успела. В тот момент совсем не сообразила, что это может пригодиться. Мысли были только достучаться до врачей и помочь другу. Фамилию свою товарищ медрегистратор назвать отказалась, списала все на главного врача, Завражнова Анатолия Анатольевича. Который так и не спустился и не проявил никакого участия и внимания к нашей ситуации. Единственный, кому хочется сказать спасибо, — молодой врач, который нам помог, и чью фамилию я тоже не успела выяснить

Честно говоря, до этого случая, читая подобные рассказы, всегда была на стороне врачей. Всегда оправдывала их тем, что работа сложная, бывает и срываются, и грубят, и задерживаются. Но такое откровенное хамство, когда в приемном отделении больницы врачи игнорировали лежачего человека, просто молча проходя мимо и разводя руками мол «ничем не могу помочь», это выше моего понимания.

Сомневаюсь, что данная публикация разбудит чувство совести у этих так называемых врачей, заставит их задуматься и устыдиться своего поведения. Я даже сомневаюсь, что в результате они будут хоть как-то наказаны, если только выговор без занесения в трудовую книжку. Хотя за такое, на мой взгляд, надо увольнять по статье «несоответствие занимаемой должности». Жалко, что в трудовую не делают запись о человечности, которой некоторым врачам ой как не хватает.

Лечебница «Овербрук», медицинский центр графства Эссекс, Великобритания. Существовала с 1896-го по 1975-й год

Единственное, чего хочется добиться, так это получить ответ от сотрудников сочинского управления здравоохранения. Насколько подобное поведение людей в белых халатах допустимо на рабочем месте? Неужели пациентам надо загнуться до смерти в приемном отделении, чтобы на них обратили внимание и отнеслись по-человечески? Или ползти с загипсованной ногой на рентген по лестнице и выкладывать это в Интернет, как это недавно было в Уфе. Неужели только после таких случаев возможно услышать хоть какую-то реакцию сверху? Хочется спросить у таких врачей, зачем они вообще пришли работать в эту отрасль, если так ненавидят людей и не обладают добротой и элементарным состраданием.

Сайт  управления здравоохранения, куда я думала написать, не работает. В соцсетях в группах мне тоже никто не ответил. На другом конце «горячей линии» мне посоветовали написать официальное письмо на имя начальника управления здравоохранения Марины Августовны Вартазарян, отправить его по почте и ждать официального ответа.

Иллюстрации: 12 самых жутких заброшенных психиатрических учреждений в Европе и США

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.