Оператор разделит мусор без остатка?

На днях в стране завершилось публичное обсуждение новых правил обращения с твердыми коммунальными отходами (ТКО). Эти утверждаемые Правительством РФ правила предусматривают раздельный сбор ТКО в контейнеры разного цвета:

«несортированные отходы» — красный цвет;
«отходы для утилизации» — желтый;
«бумага» — синий;
«пластик» — оранжевый;
«стекло» — зеленый;
«пищевые отходы» — черный;
«опасные отходы» — коричневый.

В начале декабря в Москве губернатор Кубани Вениамин Кондратьев обсудил с российскими инвесторами утилизацию мусора. В крае намечено строительство 11 межмуниципальных зональных центров. По словам губернатора, это должно сделать наши города чище и принести инвесторам прибыль не за счет населения, а за счет сбора и переработки вторсырья…

Олимпийский Сочи еще пять лет назад должен был встать в авангарде этих процессов, направленных на реализацию принципа ZeroWaste (ноль отходов). Но на деле оказался в хвосте. Мусорные фуры по серпантину федеральной трассы вывозят на кубанские свалки за сотни километров от Сочи даже палую листву городских газонов. Часть мусоровозов, чтобы далеко не ехать, опорожняется в приморских лесах Большого Сочи. Тем временем мэр Анатолий Пахомов с гордостью, которая кажется искренней, повторяет с разных трибун о реализации на курорте принципа «ноль отходов». Как будто для этого довольно формального закрытия свалок в Адлере и Лоо.

Закрытие мусорных полигонов — конец работы. А начало реального движения к ZeroWaste – организация раздельного сбора мусора гражданами на придомовых контейнерных площадках. Но к такому началу Сочи не приблизился ни на шаг. Громкие предолимпийские обещания стихли, осталась грязь.

Организация раздельного сбора — дело хлопотное, долгое, но полезное, как ничто иное. Отменить его или перепрыгнуть не получается. Без него отходы слипаются в грязный ком, отравляющий экологию, экономику и мораль.

Экономический дефект

До эры раздельного сбора рыбу с пивом едят так. Приносят домой или на пляж все необходимое в одном пакете. Выставляют пиво в пластиковых или стеклянных бутылках и одноразовые стаканы. Сушеную рыбу кладут на газету. Достают рулон туалетной бумаги для вытирания рук. Когда пиво выпито, рыба съедена, происходит ловкая быстрая уборка: чешую и кости заворачивают в газету, ее вместе с бутылками и стаканами завязывают в тот же пакет, из которого все было вынуто, и бросают ком из пищевых отходов, бумаги, стекла, пластика в бак. Другой мусор в баке такой же — общий. Приезжает машина САХ и прессует эти комья, чтобы больше увезти за один рейс.

После этого самая сверхсовременная мусоросортировка отделит от грязи лишь 10 процентов вторсырья, годного в переработку. Если же разделять отходы на придомовой площадке и везти чистое стекло, чистый пластик, чистую бумагу сразу в переработку, то цифра возрастает до 80 процентов. А уменьшение вони не поддается учету. За границей все давно прочувствовали и просчитали. В Бельгии или Германии утилизируют уже более 80 процентов отходов.

«Термин ZeroWaste имеет два значения: «ноль отходов» и «ноль потерь». Все, что остается после использования, — это ресурс для нового, следующего цикла производства. «Отходов» при правильном управлении вообще не должно и не может быть. Отходы — это новый резерв для развития человечества. Это вторичное сырье для рециклинга с экологическим и экономическим эффектом. Пока же у нас сохраняется отношение к отходам, как к опасности, с которой надо бороться или от которой надо избавляться, вывозя за пределы города Сочи. В результате мы получаем только бездумное выбрасывание потенциального сырья на свалку с продолжением серьезных проблем на многие годы вперед. При подходе к проблеме с позиции ZeroWaste отходы — это потенциально новый продукт, который получен в результате рециклинга. При невозможности получить этот продукт необходимо утилизировать его с получением энергии. Не вывозить и зарывать в землю остатки от переработки отходов, а максимально извлекать содержащуюся в них энергию», — пишет в анализе обращения с отходами в постолимпийском Сочи доктор геолого-минералогических наук Наталья Гудкова.

Эксперт отмечает, что на административном уровне цивилизованный подход означает «полную реорганизацию всей системы управления отходами в городе: создание в мэрии специального структурного подразделения; разработку на уровне муниципалитета документов, стимулирующих раздельный сбор и рациональное обращение с отходами, в том числе создание пунктов приема вторсырья по всему Сочи».

Однако в мэрии по сей день даже перспективы чего-то подобного не вырисовывается. Экономика отходов продолжает сползать в глубокий минус. Как нам сообщили в Роспотребнадзоре, стоимость вывоза одного кубометра отходов на курорте за последние годы выросла с 31 до 122 рублей. Тарифы на ТБО для населения тоже выросли и, очевидно, продолжат расти. Как и стихийные свалки в пригородных лесах. Как и гора сочинского мусора в Белореченском районе Кубани.

Это хуже, чем тупик. Это — неизбежно ухудшающаяся со временем ситуация. У Сочи, у многих других российских городов больше нет надежды стать чище с помощью местных чиновников, зарабатывающих на свалках по принципу «деньги не пахнут». И сегодня федеральный центр пытается отодвинуть госслужащих от отходов введением института региональных операторов.

Согласно новому порядку обращения с отходами, регионы в течение 2016 года должны выбрать на конкурсной основе регионального оператора. Он выбирается на 10 лет и отвечает за всю цепочку обращения с отходами: сбор, вывоз, обработку, обезвреживание, захоронение и утилизацию. Региональными операторами не могут быть государственные и муниципальные унитарные предприятия, бюджетные и некоммерческие организации. То есть это будет коммерческое юрлицо или частно-государственное партнерство, корыстно заинтересованное в том, чтобы отходы превращались не в грязь, а в максимальные деньги (что предполагает раздельный сбор мусора).

По мнению эксперта проекта «Реформа ЖКХ в России» Светланы Бесединой, основная причина инициации реформы в сфере ТКО заключается в слабом контроле органов власти за работой перевозчиков коммунальных отходов. Такого же мнения руководитель Ассоциации ЖКХ «Развитие» Алексей Макрушин:

— В условиях дикой конкуренции участники рынка свозят отходы куда дешевле — в овраг. Из-за этого появилось огромное количество нелегальных свалок, которые теперь региональный оператор будет обязан ликвидировать.
Сегодня в Сочи множество (кроме САХ) перевозчиков отходов, и по стихийной свалке мусора в лесу даже при желании часто нельзя установить, какая именно фирма опорожнилась, не доезжая Белоречки, сэкономила время, моторесурс техники и списала по документам топливо на сотни километров пробега, которые в реальности не проехала.

На Кубани регоператорам предстоит колоссальная работа по ликвидации нелегальных свалок.

Выродится ли реформа на практике в привычный теневой альянс власти и бизнеса с привычным заработком по пути наименьшего сопротивления, мы узнаем по нашим лесам и придомовым территориям. Станут ли контейнеры для раздельного сбора отходов повседневной и повсеместной реальностью Большого Сочи? Пока разноцветные бачки входят в систему показухи «курорта мирового уровня».

Согласно новым правилам российского кабмина, раздельный сбор ТКО «организуется региональным оператором в порядке, согласованном с уполномоченным органом исполнительной власти субъекта РФ и органом местного самоуправления поселения, городского округа муниципального района, на территории которого осуществляется раздельный сбор отходов». Таким образом, открывается возможность взаимодействия будущего регоператора с краевой властью и внутригородскими районами Большого Сочи в обход сочинской мэрии, которая убедительно доказала свою несостоятельность в управлении отходами, и не только ими.

Экологический абсурд

В уходящем году администрация Сочи тихой сапой продавливала строительство в Лазаревском районе большого мусоросжигательного завода. МСЗ такой мощности, чтобы вместе с отходами Сочи жечь еще и мусор Туапсинского района. Для чего? Чтобы денег больше дали, чтобы было чего делить в процессе освоения.

В экологическом плане это была попытка (хочется думать, исключительно по неведению) отодвинуть курорт из вчерашнего дня в позавчерашний.

Еще в 1993 году остроумный американец Джеф Бейли заметил: «Сжигатель есть машина, которая производит токсичные вещества, загрязняющие окружающую среду, из сравнительно безопасных материалов».

В настоящее время доказано, что МСЗ — это технический, экономический и экологический абсурд. Единственное достоинство — снижение объема мусора. Зато на выходе токсичные зола и шлак. А отравление воздуха диоксинами и прочими ядами сочинцы прочувствовали на себе во время работа старого мусоросжигательного завода на объездной дороге. Сторонники МСЗ говорят о сказочной эффективности современных фильтров. Но кто же в Сочи, где вечно нет денег, будет менять фильтры?

Еще в оправдание сжигания приводится энергетическая выгода. Но и это — лукавый предлог. По расчетам, сжигание тонны мусора дает от силы 240 киловатт-часов электроэнергии. При этом тонна мусора содержит в среднем: 400 кг бумаги (ее переработка предотвратит вырубку 5 деревьев и сэкономит 500 квтч энергии); 17 кг алюминия (его переработка предотвратит выброс в атмосферу 500 г токсинов и сэкономит 260 квт/ч); 260 кг пищевых отходов (их переработка в биогаз даст 60 квт/ч и удобрения для сельского хозяйства). В итоге, механобиологическая переработка экономит более 800 квт/ч электроэнергии, бережет природные ресурсы и снижает вредные выбросы. Наконец, по капитальным затратам переработка вдвое дешевле сжигания.

Короче говоря, нет разумной альтернативы раздельной переработке отходов. И начинается она с раздельного сбора мусора.

К счастью, в этом году Москва и Краснодар не дали денег на покупку МСЗ для Лазаревского района. Отчасти благодаря общему экономическому кризису. То есть нужны твердость федеральной и краевой власти, а также международные санкции в отношении России, чтобы уберечь лазаревцев от трубы, которую готовит им администрация родного города во главе с всенародно избранным мэром. Вот к Анапе Анатолий Пахомов относился бережнее, чем к Сочи.

Когда Пахомов руководил Анапой, там был человек, организовавший сбор вторсырья. Он даже приплачивал бабушкам и дедушкам. А в Сочи Пахомов все забыл. Ему проще возить мусор в Белоречку и повышать тарифы для населения. Между тем, сегодня даже в Кабардино-Балкарии, например, введен раздельный сбор отходов на контейнерных площадках, — говорит председатель Общественного экологического совета Сочи Владимир Остапук.

Этой осенью на курортах Кавминвод открылся новый отходоперерабатывающий комплекс с перспективой производства продукции из вторсырья.

А в олимпийской столице вторсырье в виде прессованных комьев зловонной грязи поступает на до сих пор недостроенную мусоросортировку. На полный ввод мусоросортирочного комплекса (МСК) в эксплуатацию нужны огромные деньги. В месте, куда везут весь городской мусор, не работают даже очистные сооружения.

Как сбросить мусорное иго?

С чего начинается Родина? Не где-нибудь, а в Сочи. Не когда-нибудь, а сегодня. С раздельного сбора отходов. Потому что это касается каждого. И воспитывает патриотизм личным бережным отношением к городской среде. Это — участие не словом, а делом в борьбе с мусорным игом, угрожающим здоровью и существованию курорта. Тут одинаково важны организация раздельного сбора «сверху» и сознательность населения «снизу».

Профессор Наталья Гудкова в подчеркнуто научном анализе обращения с отходами в Сочи тем не менее делает акцент на традицию и нравственный аспект проблемы:

— В советские годы государство стимулировало население к сдаче металлолома, макулатуры, ветоши, стекла, которые шли в переработку. Было понимание и того, что органику нужно компостировать — получалось прекрасное удобрение. У рачительного хозяина часть содержимого сегодняшнего мусорного ведра вообще туда не попадала и шла в дело. И теперь эти традиции нужно возрождать. Учить обращению с отходами надо начинать чуть ли не с пеленок, включать в систему воспитания бережного отношения к ним все общественные институты: детские сады, школы, вузы, предприятия. Нужно повсеместно прививать культуру повторного использования отходов на основе их первичной бытовой и промышленной сортировки.

— Существует на пути нового отношения к мусору психологическая проблема, над которой сейчас работают исследователи. Она состоит в важности позиционирования мусора как чего-то грязного. Даже когда человек долго выбирает в магазине бутылку, внимательно изучая ее этикетку и форму, он, выпив содержимое, не задумываясь выкидывает ее в мусорное ведро. А ведь она не потеряла своих свойств, к тому же большую часть стоимости напитка составляет именно тара. На ее производство затрачивается масса энергии. Например, на изготовление одной пластиковой бутылки уходит примерно пять литров нефти. Пренебрежительное отношение к использованной упаковке необходимо менять не только у потребителя, но и у производителя, крупного бизнеса, и, конечно, у государства. Когда вы сбрасываете все в один пакет или мусорное ведро, ТБО становятся непригодными для переработки. В лучшем случае, их могут отсортировать на специальных станциях, но они выдают лишь 10 процентов полезного материала из общего объема вторсырья. Без раздельного сбора нет никакой переработки, а без нее нет никакого решения проблемы отходов, — говорит сотрудник токсического отдела «Гринпис» в России Александр Цыганков.

В Сочи раздельный сбор — важнейший шаг к искуплению муниципального позора. Фиктивно-показушная реализация перед Олимпиадой принципа «ноль отходов» привела к тому, что мусор вместо переработки стали тупо возить в другой район Кубани. Сочи поставлен в положение хозяина дома, вынужденного выкидывать сор через забор к соседу. Как можно относиться к такому хозяину? Может ли он сам себя уважать?

В городе принята хартия «Я люблю Сочи». Школьников на уроках вынуждают петь местно-патриотические гимны. Тем временем фуры везут наш общий мусор в Белоречку, где тоже дети. Не пахнет ли это межрайонной дискриминацией?

Сочинскому нацпарку и санаториям тяжело от стихийных свалок мусора. В Уч-Дере на въезде в зеленую зону стоит глухой шлагбаум, ограничивающий высоту проезда. Под шлагбаум протиснется только легковушка. И только так сегодня реально остановить незаконное вторжение мусоровозов в наши леса и парки.

Бездумная свалка мусора разобщает людей. Это понятно из бесед с теми, кто бросает мусор где попало, и теми, кто его потом подбирает. Волонтеры и муниципальные чиновники пахомовского призыва, добровольно убирающие город, презирают тех, кто сорит. А те, кто сорит, презирают убирающих за ними. В том же случае, когда все или большинство горожан убирают отходы за собой, а не за кем-то другим, общество консолидируется.

Задача перевоспитания населения для массовой сортировки отходов не так фантастически трудна, как может показаться на первый взгляд. Когда глава города Анатолий Пахомов чего-то сильно хочет, он делает. Лет 5-7 назад галька на городских пляжах была так густо перемешана с окурками, что казалось, это навеки. А сейчас сигаретные фильтры, отравляющие отдых и настроение, видны заметно реже. Жители и гости курорта без напоминания отходят с пляжной полосы курить в специально отведенные места. Правило работает само собой. Потому что мэр сам не курит, объявил Сочи зоной свободной от курения и долго вел активную пропаганду.

Дальнейшая борьба за здоровый курорт требует нового вожака — лично увлеченного раздельным сбором отходов в разноцветные емкости. Для дела не важно, кто организует и возглавит нормальное управление отходами, мэр или будущий регоператор. Важно преодолеть дальтонизм серых финансовых схем и увидеть, что контейнеры для отходов — цветные.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.