В конце лета на нашем портале вышел репортаж из аула Кичмай, куда ежегодно стекаются сотни туристов со всей страны. Мы попытались понять, что делает горный аул привлекательным для тех, кто приезжает в Сочи, и удивились тому, что другие села, тот же Солох-аул, например, не пользуются такой популярностью у гостей.

Как недавно выяснилось, у города большие планы по развитию туризма в этом отдаленном селе. Если верить информации, размещенной на официальном сайте администрации Сочи, Солох-аул в ближайшее время должен стать туристической Меккой. Самое время узнать, почему до сих пор не стал и что думают о таких перспективах местные жители.

Первое, что бросается в глаза, как только попадаешь в поселок, — это большое количество объявлений с надписями «Продается», развешенных на стареньких домах и покосившихся заборах. После даже беглого изучения стоимости земли в Солох-ауле сразу становится понятно, что в перспективы села собственники участков верят. Иначе продавали бы их значительно дешевле. Стоимость самых недорогих соток здесь начинается с двух миллионов рублей и доходит до 50 миллионов за земли сельхозназначения. В том же селе Веселом и окрестностях Лоо можно найти сотки гораздо дешевле.

Трудно сказать, что в Солох-ауле жизнь бьет ключом. Большая часть домов совсем ветхие, людей на улицах почти нет. Хотя, как следует из информации, опубликованной на официальном сайте городской администрации, совсем скоро все изменится. Планируется, что с 60 тысяч количество туристов поднимется до 250 тысяч.

Более того, солохаульцам в ближайшее время предстоит понять, что такое единый архитектурный облик, вернее, работы по приведению к нему своих домов.

«Утверждена дорожная карта по приведению территории к единому архитектурному облику. Были обследованы и выданы требования на сами строения, на прилегающие к ним дома, а также на подъездные пути. По всем остальным населенным пунктам сельского округа сотрудники администрации совместно со старостами проводят обходы, выдают предписания по наведению санитарного порядка, решают вопросы по водоотведению, выслушивают жалобы и предложения жителей», — сообщается на официальном сайте мэрии.

В переводе на язык объективной реальности это означает, что жителям придется изыскивать средства на ремонт или покраску фасадов и крыш и покупку ЛОСов (локальных очистных сооружений). Судя по тому, что требования к «подъездным путям» выдаются тоже, то, скорее всего, их придется еще и асфальтировать за свой счет. Кстати, сказать, что внутренние сельские дороги в Солох-ауле плохие — значит, ничего не сказать. Кое-где их просто нет. Зато этот недостаток с лихвой окупается умопомрачительной красоты видами, открывающимися чуть ли не с каждого пригорка.

Таинственные» вертолеты

Хозяин смотровой площадки, откуда открывается вид на долину реки Шахе, Ваграм Кочконян удивляется присутствию журналистов. Ресторанчик рядом с площадкой в последние жаркие дни сентября совершенно пустой. Интересуемся, много ли туристов побывало здесь в течение лета. Выясняется, что в последнее время гости в его заведение заходят редко. На языке все время вертится вопрос, почему Солох-аулу не удается привлекать такое количество туристов, как Кичмаю. Кому же его не задать, как не хозяину смотровой площадки с видом на долину реки Шахе?

— К нам в течение полугода приезжает то же количество туристов, что в Кичмай за месяц. Да, привлекательные места у нас есть, но помимо этого нужно еще что-то. В Кичмае, например, есть «Кавказское шоу», много частных подворий с местным колоритом, где рассказывают о национальных традициях и угощают местной продукцией. Здесь тоже можно создать что-то подобное. Но инициативу должны проявить сами жители. У нас половина населения рано утром уезжает на работу в город, а другая половина просто пьет. Что уж тут скрывать? Жизнь в селе не из легких. А адыги… они просто умеют работать… — говорит Ваграм.

IMG_6479
Ваграм Кочконян, фото автора.

За время общения с местными жителями нам нередко приходилось слышать еще одну версию, почему поток туристов в Солох-аул за последние годы значительно иссяк. Говорят об этом солохаульцы не совсем охотно и с большой осторожностью. Все дело, по мнению жителей, в таинственных вертолетах, частенько пролетающих над поселком, и в том, что получить паспорта на несколько туристических маршрутов, пролегающих через заповедные тропы в окрестностях горы Фишт, стало довольно сложно. Маршруты не то чтобы закрыты… На официальном сайте заповедника информация о них есть, а вот сама процедура выдачи паспортов значительно тормозится. По разным официальным причинам. Хотя неофициальная одна – строительство в заповеднике бетонной дороги к «Лунной поляне».

— Я вам скажу, что думаю. Только с одним условием – фамилию мою не называйте, — говорит один из пасечников. – Почему? Да потому, что один из местных жителей уже давал интервью журналистам, а после этого беседовал с сотрудниками ФСБ. Мы зарабатываем на меде. И ежедневно мимо моей пасеки начиная с пяти часов утра проезжают «КАМазы» с бетоном и пролетают вертолеты, загруженные арматурой. Куда? Зачем? Мы не знаем. Но видим это ежедневно. Я все время думаю вот о чем: сколько стоит нанять «КАМаз»? Сколько стоит час полета на вертолете, не говоря уже о перевозке грузов? Сколько средств улетает, уезжает мимо нас в неизвестном направлении, и куда? Какие чувства при этом должен испытывать местный житель, глядя на покосившийся сельский медпункт и развитые дороги? Где-то здесь рядом с нами идет освоение довольно больших средств. Куда они идут, мы не знаем. Мы просто теряем на урожае меда, потому, что вертолеты и «КАМазы» рядом с пасеками – это большая беда. Мы теряем возможность зарабатывать на туристах, потому что раньше многие шли в заповедник, но при этом останавливались здесь и какое-то время жили в поселке. После того как в заповеднике началась таинственная стройка, их количество резко упало.

— Стройка в заповеднике – это большая беда, — считает эколог Ольга Носкавец. – Я приезжала сюда на сход граждан, которые пытались ее остановить, но все осталось без изменений. Дорога, по которой едет техника, когда-то считалась одной из самых красивых. Над ней нависали скалы, на которых росли редкие растения. Сегодня она разбита, а на зелени толстый слой пыли.

Сверкающие скалы

В настоящий момент в Солох-ауле два популярных объекта показа — дом-музей Кошмана и мужской монастырь. Есть еще удивительной красоты водопад и долина реки Шахе, которая в это время года выглядит фантастически. Каменистый ландшафт усыпан розовыми и желтыми цветами, а вдоль реки – скалы, заросшие деревьями, которые уже раскрасила осень.

Именно здесь, по информации местной администрации, должны произойти главные преобразования Солох-аула в туристическую Мекку.

— Надо было вам приехать позже, — говорит исполняющая обязанности главы округа Эльвира Спесивцева. — Глава округа сейчас в отпуске, он как раз сейчас занят разработкой новых туристических маршрутов в окрестностях здешних сел. Глава города приезжал сюда недавно, был сход граждан, у администрации большие планы по развитию здесь туризма. Есть проект прогулочной набережной, которую планируют построить вдоль Шахе, как на Красной Поляне. Рядом будет туристический комплекс и коттеджный городок. Одну из скал планируется украсить подсветкой. Дополнительные маршруты тоже будут, они сейчас в работе. Пока могу сказать, что будет разработан маршрут к дольменам, их здесь около двадцати.

Что касается местных жителей, то мэр города на сходе граждан пообещал, что предоставит землю в аренду тем, кто пожелает организовать здесь какой-либо объект показа. Солохаульцев будут возить в Кичмай, перенимать предпринимательский опыт адыгов.

С благословения руководства

В доме-музея Кошмана в конце сентября ни одного туриста. Местный экскурсовод заявляет, что визит журналистов необходимо согласовать с начальством.

— Это же объект показа, сюда ведь любой может прийти? – удивляемся мы.

— Прийти – пожалуйста. А писать про нас нужно только после согласования с руководством.

Девушка не очень расположена общаться с прессой. Единственное, что удалось выяснить, это то, что в сезон объект посещает около 200 человек в день. Цифра не очень стыкуется с уже имеющимися 60 тысячами, о которых сообщается на сайте администрации.

Монастырь в Солох-ауле посещают два вида гостей – верующие паломники и массовый турист. Вообще, идея превращать монастыри в объекты для массовых туристических показов сама по себе немного странная. Она хороша для маршрутов Золотого кольца с его примерами древнего деревянного зодчества, старинной архитектурой, редкими иконами и духом русской старины. Здесь определенный культурный слой туристов может познакомиться с историей своей страны. А в Сочи едут совсем за другими впечатлениями. Нам, во всяком случае, трудно было представить, что делать массовому туристу в мужском монастыре в Солох-ауле. Вот и монахи бегло пожаловались, что туристы часто приезжают в монастырь в нетрезвом состоянии и очень удивляются, что нельзя вот так запросто войти в келью и пообщаться с теми, кто отрекся от мирской суеты. К сожалению, настоятель во время нашего визита оказался в отъезде, а послушники разговорчивостью не отличаются, да и говорить и делать снимки здесь можно только «с благословления батюшки».

Лама и тисы

Действующих гостиниц в Солох-ауле не так много. Многие уже который год остаются недостроями. На многих вывеска «продается». Хозяин гостевого дома «Два тиса» Герман Савин тоже жалуется на отсутствие гостей.

— Гостиница – это бизнес для души, доходов она практически не приносит, — рассказывает владелец. – Вот вы сейчас зайдете, выпьете кофе, а я заплачу за работу электрику. Я сам вырос в Солох-ауле, закончил здесь школу, потом поступил в строительный институт. Строительная деятельность – это мой основной источник дохода, а «Два тиса» открыл, потому что люблю эти места.

IMG_6512
Хозяин гостевого дома «Два тиса» Герман Савин, фото автора.

Во внутреннем дворике растут два огромных реликтовых тиса, усыпанных красными ягодами. Нам предлагают их попробовать. Срываем и узнаем, что здесь, оказывается, гостит не совсем обычный турист – тибетский Лама Йонтен Гиалтсо. Приехал в Сочи для того, чтобы провести лекции по медитации для небольшой группы учеников, искал тихое уединенное место и нашел здесь, в Солох-ауле. Конечно, интересуемся его мнением о поселке, ведь говорят что взгляд со стороны – самый верный.

— Это уникальное по красоте живое и чистое место, где много свежего воздуха. Место с прекрасной энергетикой. Здесь можно встретить старые деревья, дающие особую силу, и очень хорошо заниматься медитацией, — считает лама. — Я скажу свое мнение и о сочинцах – это очень открытые и простодушные люди, они не набрасывают маски и часто говорят то, что думают. Оставайтесь всегда такими же.

Лама уходит, попутно пропев над головой нашей спутницы какую-то тибетскую мантру. А мы уезжаем из Солох-аула, зачем-то набив бардачок в автомобиле пучками придорожной мяты, пушистыми розовыми цветами и ветками физалиса, попавшимися нам по пути.

Тибетский Лама Йонтен Гиалтсо, фото автора.
Тибетский Лама Йонтен Гиалтсо, фото автора.

Как привлечь туриста в Солох-аул? Наверное, самое главное — понять, что нужно этому самому туристу. Уникальные природные места с удобной инфраструктурой или фонарики на скалах? Труднопроходимые тропы к дольменам или удобные кафе? Представители туриндустрии нередко жалуются, что массовый туризм в Сочи весьма непритязательный, а интересы чаще всего сводятся к поесть-попить-позагорать. Помимо Сочи, в мире немало мест, где можно делать то же самое. Особый контингент привлекается особыми предложениями.

— А вы хотите изменений в поселке? — спрашиваем на прощанье у одной из местных жительниц. – Чтобы была набережная, много туристов, может быть, дорога Черниговская-Дагомыс, и вы бы оказались в самом центре жизни, а не в отдаленном селе?

— Нет, я просто наслаждаюсь тем, что живу среди всей этой красоты, и ни о чем таком не думаю, – улыбается она.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.