С 17 по 19 сентября в «Скайпарке Эй Джей Хаккетт» прошел первый фестиваль бейсджампинга «Skypark B.A.S.E. days», в котором приняли участие 34 спортсмена из Москвы, Санкт-Петербурга, Ставрополя, Воронежа, Ростова-на-Дону, Нижнего Новгорода, Рязани и даже участник из Беларуси. Все они приехали, чтобы получить возможность прыгать официально, не прячась от охраны и органов правопорядка, с безопасной, удобной, а главное легальной площадки – подвесного пешеходного моста Скайбридж через Ахштырское ущелье.

Аббревиатурой B.A.S.E. обозначают виды объектов, с которых прыгают бэйсеры — building (здание), antenna (антенна), span (перекрытие, мост) и earth (земля).

Организатор фестиваля «Skypark B.A.S.E. days» бейсджампер Николай Воропаев рассказал, что мост в Скайпарке – единственный в России мост, который позволяет выполнять все типы акробатических  и групповых прыжков с высоты более 200 метров.

«Скайпарк» вообще уникален. Мост – это самый безопасный тип объектов, как только вы прыгнули. Вам некуда врезаться, парашют может, как при прыжке с самолета, открываться в любую сторону. Если прыгать из дома или с антенны и парашют откроется в строну объекта, вы через одну-две секунды в него врежетесь или как повезет», — говорит Николай Воропаев.

LEB_9419

«Самое опасное при прыжке – это разворот на 180 градусов и удар об объект. Здесь этого можно избежать. Но есть особенности даже у этого моста — это натянуты низкие провода, игра воздушных струй, некоторые сложности при приземлении. Заворот в  ущелье, турбулентность и так далее – тоже не очень приятный момент, а так в целом все здорово», — рассказал участник соревнований Дмитрий Бабенко.

Сам прыжок с моста «Скайбридж» в свободном падении длится около 4 секунд. В каждый из трех дней гости фестиваля могли наблюдать завораживающие дух полеты бейсджамперов: групповые прыжки по пять, семь и четырнадцать человек, соревнования по прыжкам на точность приземления, когда бейсер должен приземлиться в мишень диаметром 20 см и акробатическое шоу с выполнениями сложнейших трюков.

Обычно наблюдать за прыжком бейсджампера удается разве что лишь самим экстремалам. Не удивительно, что за три дня бейс-фестиваля Скайпарк посетили более двух с половиной тысяч гостей.

«В мире есть несколько фестивалей – в США, Малйзии, где можно прыгнуть, где собирается все бейсерская тусовка. Она, кстати, очень маленькая, друг друга знают. У нас есть ребята, которые ездят на все соревнования, входят в десятку мировых спортсменов. В России это действительно единственный фестиваль с учетом безопасности площадки и приземления. Первоначально они пытались прыгать нелегально, и мы им запрещали. Невозможно прийти на мост и прыгнуть бейс, у нас есть свои аттракционы, множество технических канатов, это не безопасно.  Мы пытались легализовать этот процесс и объединить их в красивое мероприятие и для ребят, и для города, и для нас. Они смогли попрыгать спокойно, свободно, официально, а мы смогли увидеть их, полюбоваться их прыжками. Ребята очень крутые. Это их образ жизни. Но для меня они спортсмены в том понимании, что это профессионалы», — рассказала Наталья Ивлева, руководитель департамента маркетинга и рекламы «Скайпарк Эй Джей Хаккетт Сочи».

Организаторы и участники фестиваля «Skypark BASE days» в Сочи надеются, что он станет регулярным.

Как начать

Техническая высота, с которой можно заниматься бейсджампингом – 45 метров, хотя свободного падения при ней практически нет. Спортсмен прыгает с уже раскрытым парашютом, который держит его партнер во время прыжка.

Чтобы начать заниматься бейсджампингом, необходимо иметь большой опыт прыжков с самолета – около 300. На аэродроме можно пройти специальную программу ускоренного обучения свободному падению IFF, в процессе освоения которой нарабатывается опыт управления парашютом. Если все идет хорошо, можно начинать искать себе бэйс-гуру, который и обучит вас всем азам и тонкостям бейсджампинга.

«Начинать стоит с 18 лет. Все-таки твоя ответственность, твоя жизнь. Человек должен понимать, куда он идет, понимать риски и уметь их оценивать. В молодости кажется, что все возможно, все безопасно, ничего не случится», — считает Эллина Васильева.

Девушка работает преподавателем английского языка в институте. На ее счету пока только 60 бейс-прыжков, что по меркам бейсджампинга, совсем немного.

«Я начала прыгать скайдайв 10 лет назад. Бейсджампингом занимаюсь только год, но уже прыгала в Китае, Новой Зеландии, Италии, Швейцарии, в Москве. С мостов, со скал, с домов, с антенн, с кранов. В Китае удивительные мосты по 400 метров, там ты долго можешь лететь, крутить акробатику, сальто, гейнер. Там удивительные места для бейса. Многие мои студенты тоже прыгаю скайдайв с самолета.  Мы общаемся и обсуждаем прыжки периодически. Близкие, безусловно, переживают за меня, но как говорит моя мама, когда я слышу твой счастливый голос после прыжка и вижу тебя после прыжков, то понимаю, зачем тебе это нужно», — рассказывает спортсменка.

LEB_9412

Ресурс парашюта для бейсджампинга рассчитан на 300 — 500 прыжков в зависимости от эксплуатации. Нагрузка на парашют в бейсджампинге больше, чем при обычных прыжках. «Сам бейсовый парашют сделан таким образом, что там есть минимальное количество вещей, которые могут отказать. Если парашют не открывается, это, скорее всего, недосмотр человека, который его укладывал. То есть всегда надо быть начеку и делать все предельно аккуратно», — объясняет спортсменка.

«Все бейсджамперы – очень открытые и сами по себе очень интересные люди, еще и поэтому мне нравится прыгать бейс, потому что это еще и всегда интересное общение с людьми. Они всегда заняты, постоянно ищут какие-то ощущения, возможности для заработка, чтобы поехать в какое-то место попрыгать», — добавляет Элина.

Все бейсджамперы подчеркивают, что к прыжкам с низкой высоты надо подходить очень осознанно, трезво оценивая все риски.

«Если все делать грамотно, никакой опасности для окружающих бейсджампинг не несет. Как правило, прыгают люди грамотные. Неподготовленный человек даже не сможет найти подходящий парашют для этого. Финансовые затраты зависят от того, где прыгать. Если живешь рядом с объектом, хочешь прыгать только с него и другие объекты не интересны, это будет практически бесплатно. Если хочешь ездить по экзотическим странам, то один прыжок будет стоить до нескольких тысяч евро», — рассказал участник фестиваля Михаил Петров из Москвы.

LEB_9326

«Я прыгал только в России, со всех объектов – жилые дома, горы, мосты и антенны, они же трубы и промышленные объекты, известная неработающая антенна в Галиче, оборы ЛЭП. Прыгал, начиная от 65 и заканчивая 300 метров. Каждого  что-то свое толкает заниматься бейсджампингом. Мне он дает заряд бодрости, жизнь кажется в других красках, дает держать себя в тонусе. Близкие смирились с моим увлечением, как бы там ни было, но риск, угроза присутствуют в любом случае. В отличие от прыжков с самолета, здесь идет счет на доли секунды и надо четко осознавать, что ты делаешь каждую долю секунды», — рассказал бейсер Дмитрий Бабенко из Рязани.

Николай Воропаев надеялся прыгнуть в Сочи свой 500 прыжок, до этой красивой цифры ему не хватило лишь нескольких полетов. Кроме того, на его счету 700 прыжков с самолета.

«При низко высотных прыжках нужно быстро и четко принимать решения. Если у вас нет быстрой реакции, то рано или поздно, вы травмируетесь или погибните. При прыжках со зданий в среднем времени, чтобы понять, что случилось и что сделать – две секунды до столкновения с объектом. Надо действовать очень быстро. Это мой выбор, я понимаю, в какую игру играю и какую цену могу заплатить за это», — говорит Николай.

LEB_9454

«Прыжки с парашютом – это технический вид спорта. Прыжки с объектов –  психоделический, потому что на маленькой высоте необходимо контролировать очень высокий уровень стресса и адреналина. Прыжки с самолета приедаются. Ты прыгаешь на карту, там просто идет техническая работа, выполнить задание. Здесь всегда близко земля, близко объект, это совершенно другое ощущение», — считает Николай Воропаев.

С точки зрения закона

Количество людей, занимающихся бейсджампингом в России, колеблется от 100 до 200 человек. Точно статистики нет, как не существует и федерации этого вида спорта.

По словам многих бейсеров, фестиваль в Сочи стал чуть ли ни единственной возможностью прыгнуть официально или легально в России.

«Приятно, когда ты прыгаешь легально, не надо никуда ночью пробираться, от охраны прятаться. Можно сделать несколько прыжков в день, что-то потренировать, — Николай Воропаев. — Я гораздо с большим удовольствие прыгаю при солнышке, при свете с людьми, чем лезу по стройке ночью и убегаю от охранника. Кому-то нравится элемент детектива с проникновением и обходом охраны, с отключением сигнализации, как в шпионских фильмах. Для них это важнее, чем прыжок. Естественно, прыгать приятнее в комфортных условиях».

Большинство своих прыжков бейсеры выполняют ночью или рано утром, чтобы, с одной стороны, минимизировать риски столкновения с людьми, а с другой, проникнуть на объект. До сих пор в России не существует никакой нормативно-правовой базы, регламентирующей прыжки со стационарных объектов.

«Тут нет никаких правил. Ты прыгаешь сам на свой страх и риск. Пока это увлечение не пересекается с другими законами, оно легально, как и любое другое увлечение.  Большинство объектов для прыжков не предназначены, и потому де-факто он нелегальный. За него нет никакой отдельной статьи, но проникновение на объекты нелегально и соответственно, проникая на какой-то объект, вы нарушаете закон, как правило, это статья 20.17 КоАП, карается штрафом 300 – 500 рублей. Ничего серьезнее за нее не предусмотрено, если вы ничего не ломаете. Если вы ломаете замки  — есть такие товарищи, я, например, принципиально ничего не ломаю, вы можете понести уголовную ответственность», — объясняет Николай Воропаев.

Он считает, что вводить специальное законодательство для бейс-прыжков нет никакой необходимости.

«Мы же не будем выпускать отдельный закон, как кататься на велосипеде или играть в пинг-понг. Другое дело, что нужно немножко менять отношение общества к этому. Этим фестивалем мы пытаемся показать, что это красиво, интересно и при правильном отношении, достаточно безопасный вид спорта, который надо развивать, проводить больше легальных мероприятий. Конечно, нам бы хотелось, чтобы больше людей и организаций нас пускали прыгать. А законы, я думаю, что нет, потому что факт прыжка не нарушает никаких законов», — уверен Воропаев.

LEB_9205

«Тут все завязано на собственниках данных объектов, не в их интересах легализовать. Это можно легализовать, например, в Крыму – там есть скалы, здесь, в Сочи, если приживётся, проводить фестивали. Есть масса примеров зарубежом — Малайзия, Куала-Лумпур, США — там прыжки разрешены со зданий. Зрелищность этого вида может приносить деньги», — считает Дмитрий Бабенко.

Случай на Котельнической

Почти год под домашним арестом просидели четверо бейсджамперов, прыгнувшие со «сталинской» высотки на Котельнической набережной в ночь на 20 августа 2014 года, именно в тот день, когда украинский руфер Гриша Мустанг покрасил звезду на здании в «жовто-блакитний» цвета. Изначально следствие подозревало российских бейсджамперов. Им грозило до 7 лет лишения свободы. Но в итоге, после мучительных разбирательств, суд вынес оправдательный приговор бейсерам.

В течение всего срока бейсеры – два парня и две девушки — находились под домашним арестом, а связь с внешним миром могли поддерживать только через близких, прописанных в квартире.

«Это все мои друзья близкие, одна из них – моя ученица Женя Короткова, я ее учил прыгать. Не хочется выражаться матом про наше государство, мы в нем живем. Просто ребята оказались не в том месте, не в то время. На эту звезду тогда ходили толпы, она была открыта. Туда каждый день ходили несколько компаний, на ней встречались. Там было закрыто, но прям около двери лежала стамеска, которой отгибался язычок от замка. В общем, там был проходной двор. И за ночь туда ходили и бэйсеры, и руферы, и разные компании. Любому беспристрастному человеку станет очевидно, что они ни при чем.  Никаких доказательств и нет. Их оправдали. Но год жизни потерян. Но изначально следствие думало, что это они сделали, и пыталось это доказать. Честно говоря, мы даже не надеялись на оправдательный приговор. Раз уж попал под каток системы – не выйдешь, но стало очень радостным событием, что все-таки их оправдали», — рассказал Николай Воропаев.

Этот случай весьма показателен для бейсджампинга в России, чей статут пока остается малопонятным. Возможно, именное такие фестивали как, «Skypark B.A.S.E. days» в Сочи, способны изменить отношение к этому образу жизни и отдыха.

Фоторепортаж Артура Лебедева: Первый фестиваль бэйс-джампинга в Скайпарке.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.