Жизнь и судьба Эдуарда Старка

Эдуард Александрович Старк (1874-1943).
Эдуард Александрович Старк (1874-1943).

Эдуард Старк –  известный театральный критик начала двадцатого века. Его жизнь и жизнь его родителей связана с Сочи. Рожден он в гражданском браке. Отец его Александр Александрович Старк много лет прожил на Черноморском побережье Кавказа, с 1878 года работал управляющим имения Великого князя Константина Николаевича Романова в Уч-Дере. Мать – Екатерина Павловна Майкова основала первую сочинскую библиотеку, в ее доме располагался Горный клуб. Воспитанием сына занимался отец. Образование Эдуард получил в Петрограде. Сначала окончил гимназию, затем университет, юридический факультет.  

 С детских лет Эдуард увлекся театром. Уже в молодости начал публиковать статьи о театре, обзоры и рецензии на театральные постановки.  На протяжении многих лет печатался в таких известных  изданиях, как «Ежегодник Императорских театров», «Петербургский курьер», «Театр и искусство», «Жизнь искусства» и др.  Будучи поклонником музыки Рихарда Вагнера, Старк взял себе псевдоним «Зигфрид»

В 1903 году министр земледелия и государственных имуществ Ермолов поручил молодому Эдуарду Старку написать серию популярных очерков о Минеральных водах. Эдуард отправился на Кавказ. Там он по архивным документам и публикациям современников изучал историю курорта. Вместе с Эдуардом на Кавказ был командирован  художник-оформитель К.В. Изенберг, которому предстояло проиллюстрировать будущую книгу оригинальными рисунками. Книга вышла в  1904 году тиражом 3000 экземпляров и до сих пор востребована местными краеведами.     В местной газете «Кавказские Минеральные Воды» он опубликовал несколько статей под псевдонимом Зигфрид.

 Семейная жизнь складывалась у Эдуарда удачно. По окончании Петербургского университета он женился на певице Клеопатре Сергеевне Шахназаровой, дочери петербургского купца Сергея Ивановича Шахназарова, владельца популярной в Петербурге кондитерской «Иванов»,  дома на Таврической улице  и фешенебельного отеля «Санкт-Петербург» в Ялте.  Клеопатра, обладавшая  ангельским голосом с блестящей колоратурой, пению училась в Италии. На Императорской сцене она не служила, поскольку в заработке не нуждалась, а выступала с большим успехом в благотворительных концертах. Эдуард вращался в литературных и театральных кругах, дружил с выдающимися певцами российской сцены. В семье появились дети: сын Борис, дочь Тамара и младший сынишка  Александр. Эдуард много работал, печатался в петроградских  газетах и журналах.

Клеопатра Сергеевна Старк (ур.Шахназарова).
Клеопатра Сергеевна Старк (ур.Шахназарова).

Алексей Максимович Горький приглашал Старка в свою будущую газету заведовать театральным отделом. Но этому проекту не суждено было осуществиться – грянула революция.  Обстановка  в стране  накалилась. В сентябре 1917 года Эдуард, опасаясь голода, отвез свою семью в Сочи. Старки поселились в доме Дзюблевской на улице Пограничной, 2 недалеко от дома Екатерины Павловны Майковой.

Во время Октябрьской революции Эдуард Старк находился вместе с семьей в Сочи. Вернувшись в Петроград, он продолжил  заниматься литературным трудом уже при новой власти. Со временем Эдуард потерял работу в Петрограде и в октябре 1918 года уехал к семье в Сочи. Выехать из Петрограда в то время было непросто. Надо было соблюсти много формальностей и обосновать причину отъезда. Вместе с Эдуардом на юг России для лечения выехали тесть Сергей Иванович Шахназаров и крестная мать детей, дочь статского советника Нейдгарт Вера Константиновна. В Сочи она, видимо, ехала помогать Клеопатре Сергеевне с детьми. До этого  в Петрограде она служила классной дамой в частной гимназии, а с 1908 года работала воспитательницей в частном доме, скорее всего, у Старков. Последнее место жительства Веры Константиновны в Петрограде — дом №13 на Таврической улице, тот самый дом, где жила семья Эдуарда Старка.

В Сочи Эдуарду Старку предложили редактировать газету «Сочинский курьер». Работа в газете не приносила ему  удовлетворения – он всегда был далек от политики. Освещать события в России приходилось  исключительно по белой печати, т.е. газетам Ростова, Екатеринодара и других городов. После того как  газетой был опубликован материал, в котором высказывалось неодобрение действий  местной администрации, газета была оштрафована на 3000 рублей. Это событие послужило причиной ее закрытия. Газета «Сочинский курьер» просуществовала всего  два с половинной месяца. С Добровольческой администрацией Старк мало контактировал, исключительно по долгу службы, когда хлопотал  об освобождении из-под ареста рабочих типографии, обвиненных в большевизме, и по поводу штрафа.

С приходом красных  Старк приступил к службе в должности  инструктора подотдела искусств при Отнаробе Сочинского ревкома. Он  приветствовал начинания советской власти в области образования, несущего свет в народные массы, и искусства, пропагандистом которого он был. Старк с энтузиазмом взялся за дело. В его планах  была постановка пьесы Горького «Враги», выступление в день празднования Интернационала с речью «Искусство есть истинный  «Интернационал» и, наконец, он намеревался  так или иначе приступить к организации Пролеткульта, войти в тесный контакт с местным Союзом коммунистов. На новом месте работы Старка избрали председателем  Сочинского отделения Всероссийского Союза работников искусств – Рабис.

 Жена Старка Клеопатра Сергеевна в то время служила в оперной труппе первого советского театра, созданного на основе  бывшего Общественного собрания.  Оперная труппа была небольшая, поэтому в театре ставились, в основном, отрывки из опер и проводились концерты. Зачастую концертам и спектаклям предшествовал реферат на избранную тему. Сохранилось два реферата таких выступлений Эдуарда Старка –  «Руслан и Людмила»   Глинки  и  «Травиата» Верди.

 Но  жизнь сыграла с ним злую шутку. 4 августа 1920 года Эдуарда Старка арестовали, на квартиру пришли с обыском. Причиной ареста стала его недавняя работа редактором газеты, издаваемой при белых. Его обвинили в агитации против советской власти. Хотя сам Старк свою работу в «Сочинском курьере» оправдывал тем, что любил газетное дело, любил типографию, любил все, что так или иначе связано с издательским делом.

Свидетелями по делу Эдуарда Старка стали  артисты театра (Клавдия Васильевна Годзи, Евгений Аркадьевич Лепковский и др.) и соседи (Бонкер Анатолий Максимович, учительница Нейдгарт Вера Константиновна),    знавшие семью Старка. К  чести  свидетелей никто из них не сказал о Старке  ничего плохого. Они отзывались  о нем как о человеке, посвятившем себя искусству и мало интересующемся политикой. Пришло также ходатайство   с места работы – до суда Эдуарда Старка хотели взять на поруки как «необходимого и незаменимого работника». Но несмотря на  все это. Эдуарда Старка  арестовали.

Находясь под арестом, он писал в своих показаниях: «Я, несмотря на свои 46 лет, полон сил и энергии. У меня есть одно только желание: работать. Я не выношу безделья. Когда в Петрограде мне приходилось заведовать театральным отделом в газетах, я работал по 16 часов в сутки… Для меня без свободы и без моего любимого дела нет жизни».

1920 год стал трагичным для семьи Эдуарда Старка. Незадолго до ареста  у него скончалась мать Екатерина Павловна Майкова, от рук бандитов погиб единокровный брат Константинов Василий Константинович. После ареста Эдуарда его жена осталась одна с малолетними детьми: старшему сыну было 14 лет, дочери — 8 лет, а младшему сынишке — всего 4 годика. Семью собирались выслать в центр России под надзор полиции.   Самого  Эдуарда   из Сочи перевели в екатеринодарскую тюрьму, а после вынесения приговора (от 20 сентября 1920 года) отправили с Ростовским этапом в Холмогоры Архангельской области, где располагался концентрационный лагерь. Отбывать наказание Старк должен был до окончания Гражданской войны, т.е. не было конкретного срока. Из-за этого  в местах лишения свободы он не мог устроиться работать по специальности, хотя ему приходили предложения работать в местной газете «Известия Архангельского губисполкома»,  а также лектором в театральной студии моряков.

Находясь в лагере, Старк дважды просил об амнистии и о конкретном сроке наказания. В этих хлопотах ему помогала друг семьи И.С. Евдокимова, ведущая с ним переписку. Наказание Старку все-таки уточнили: 5 лет лагерей, начиная с 19 сентября  1920 года по 19 сентября 1925 года, а под амнистию он не подпадал.  Неожиданно в апреле 1921 года лагерному начальству пришло ходатайство об освобождении Эдуарда Старка за подписью Михаила Калинина. Дело Старка было закрыто. Хлопотал о своем подопечном  нарком просвещения Луначарский. Вот дословно этот документ:

«В Кубанско-Черноморский Ревтрибунал.

Копия: Коменданту 1-го Архангельского концентрационного лагеря.

Копия: Наркомпрос тов. Луначарскому.

Рассмотрев ходатайство об освобождении Э.А. Старка (Зигфрид), осужденного Кубанско-Черноморским трибуналом к принудительным работам  с лишением свободы до конца Гражданской войны, Президиум ВЦИК постановил:  Э.А. Старка освободить под ответственность т. Луначарского».

Знание для всех. 1915год. Эдуард Старк. Сокровища императорского Эрмитажа.
Знание для всех. 1915год. Эдуард Старк. Сокровища императорского Эрмитажа.

После октября 1917 года театры были отнесены к ведению Народного комиссариата просвещения, который возглавлял Анатолий Васильевич Луначарский.  Луначарский, занимавший должность наркома просвещения  с октября 1917  по сентябрь 1929 года, сыграл не последнюю роль в привлечении старой интеллигенции на сторону большевиков. Сам он был известен как писатель, переводчик, публицист, критик и искусствовед.  Старк же к моменту Октябрьской революции  получил известность, как музыкально-театральный критик, автор многих публикаций в различных  изданиях Петрограда.

Санкт-Петербург. Дом на Таврической, 13. 2012 год.
Санкт-Петербург. Дом на Таврической, 13. 2012 год.

В 30-е годы у Э.Старка постоянного заработка не стало.  Жил он случайными заказами: редактированием, корректурой. Приходилось продавать книги, фотографии, письма из собственной коллекции. Наконец, в 1937 году Старку поступил интересный заказ от Музея имени Бахрушина в Москве на написание книги о певце Федоре Игнатьевиче Стравинском, отце известного композитора Игоря Федоровича Стравинского. Рукопись книги была готова в ноябре 1939 года, но из-за бюрократических проволочек так и осталась неопубликованной. Эдуард Старк умер от истощения в блокадном Ленинграде 29 июля 1942 года.

За свою жизнь Эдуард Старк написал  около 2500 статей, став летописцем театральной жизни Петербурга, и несколько книг, среди которых наиболее известны книга о Шаляпине «Шаляпин», вышедшая в 1915; книга о Варламове «Царь русского смеха. К.А.Варламов», вышедшая в 1916 г.; «Петербургская опера и ее мастера», вышедшая в 1940 году. Его наследием  продолжают интересоваться  ученые.

 Что касается семьи Эдуарда Старка, то старший его сын Борис  стал музыкантом, дирижировал джазовым оркестром.  Дочь Тамара была  пианисткой, преподавала музыку по классу рояля. О младшем сыне Александре никакой информации не сохранилось. Во время Великой Отечественной оба его сына пропали без вести. Дочь Тамара скончалась в Ленинграде в 1980 году. Потомков у Э. Старка не осталось, поскольку сыновья не успели обзавестись семьями, а  дочь прожила всю жизнь девицей.

Подготовлено  Е.К.Геращенко.  3 сентября 2015 года.

Статья написана по материалам  дела Эдуарда Александровича Старка, хранящегося в Государственном архиве Краснодарского края (Фонд Р-406, опись 1 , дело 1208), а также книги В.П. Старка «Род Старков», изданной в С-Петербурге, 2013, рукописи В.В. Штейпа «Сага о Старках. Комментарии к родословному древу», М., 1972, и статьи Анны Виноградовой «Криминальная история с рукописью, или Следствие ведет …музыковед», журнал «Звезда» №8 за 2013 год.