Известная сочинская активистка Нина Рогачова была членом избирательной комиссии с правом совещательного голоса на участке №4651, который расположен в Доме культуры «Автомобилист». По ее словам, на выборах ей пришлось столкнуться с неприкрытой агрессией со стороны других членов УИКа, которые дважды пытались удалить ее с участка под надуманными предлогами, однако после телефонных консультаций все-таки решили этого не делать. Рогачовой удалось зафиксировать несколько инцидентов, которые демонстрируют, что голосование шло, мягко говоря, не идеально, однако этого недостаточно для того, чтобы судить об истинных масштабах нарушений.

В частности, одна женщина получила бюллетень без росписи в списке избирателей. По сведениям Нины Рогачовой, она зарегистрирована по адресу, который не относится к участку  №4651, что не помешало избиркому разрешить ей голосование. Когда Рогачова начала задавать вопросы, зампред УИКа стала настойчиво подталкивать избирательницу к выходу.  Попытка ее задержать не увенчалась успехом, и женщина попросту сбежала с участка. Полиция в происходящее вмешиваться не стала.

Затем на участке появилась группа шумных избирательниц средних лет, которые уже проголосовали досрочно, рассказывает Нина Рогачова. Они заявили, что им кто-то рассказал об аннулировании результатов «досрочки».

— Члены комиссии  им говорят: «да, да, мы вас помним, вы у нас голосовали». И в списках они были отмечены как проголосовавшие. Я им заявила – всё, вы не голосуете. Но как только я отвернулась, им выдали бюллетени, и в двух из них они успели даже поставить галочки. Я у них изъяла эти бюллетени, буквально выхватила из рук, и мы их тут же погасили. Но всех поймать мы явно не могли… Это просто тетки громкие пришли. А сколько было тихариков? Думаю, процентов 90 мы не ухватили за руку, — говорит Рогачова.

Много вопросов возникает к организации голосования вне участков. Например, Нина Рогачова столкнулась с тем, что избирком попытался отправить группу с переносными урнами в сопровождении наблюдателей только от партии власти.  Реестры для надомного голосования составляются вопреки прописанной в законе процедуре, говорит проигравший выборы кандидат от КПРФ Юрий Дзагания. Избиркомы просто берут списки, полученные от подконтрольных властям советов ветеранов, ТОСов или «Красного креста». Невозможно проверить, действительно ли человек просил прийти к нему домой с урной,  подтверждает также не прошедший в Горсобрание кандидат от партии «Родина» Владислав Фунтяков. Известны случаи, когда в этих списках фигурировали давно умершие люди. Нина Рогачова рассказывает, что зачастую людей с переносными урнами просто «посылали куда подальше». На участке №4651 из 128 человек, внесенных в реестр для голосования на дому, в реальности проголосовали лишь 28.

На «Карте нарушений на выборах», которую ведет ассоциация «Голос», зафиксирована жалоба на участок №4344: «Член участковой избирательной комиссии с правом совещательного голоса обратилась в комиссию с запросом о знакомстве с реестром заявок на надомное голосование. Комиссия отказала в ознакомлении с этим реестром. Заявок на надомное голосование было довольно много — восемьдесят (80). Принимали заявки на надомное голосование до 16:00, хотя по закону в 14:00 обязаны были прекратить приём заявок».

На неподконтрольных независимым наблюдателям участках надомное голосование принимало масштабы эпидемии, особенно это заметно в Лазаревском. Согласно данным, полученным из системы ГАС «Выборы», в Лазаревском районе вне участков проголосовало 28% избирателей (5735 человек). В Адлере – 16% (3361), в Центре – 15,5% (3385), в Хосте – 12% (1819). К этим цифрам стоит добавить, что официальная доля всех инвалидов в Краснодарском крае составляет около 8,1%, включая тех, кто способен передвигаться самостоятельно.

Полностью подтвердились подозрения о тенденциозности досрочного голосования в Сочи. Напомним, что накануне выборов 15 кандидатов подписали жалобу в Центральную избирательную комиссию, где говорилось о том, что в городе идет досрочное голосование в пользу партии власти. На некоторых участках удалось организовать отдельный подсчет «досрочки». Как рассказывает Юрий Дзагания, в УИК №4660 было зафиксировано 93,17% досрочно проголосовавших за кандидата от «Единой России» Ольгу Лиодт.

— Явно срежиссированное голосование, судя по статистике сочетаний «троек» кандидатов. Лиод, Менгалиев, Никитин или Никитин, Формагин, Лиодт. Даже скулы свело у тех, кто выкрикивал эти фамилии. Даже до смеха там дело доходило, — вспоминает Дзагания процедуру оглашения досрочных голосов.

Владислав Фунтяков подсчитал, что все его проигрыши на тех или иных участках четко коррелируются с результатами «досрочки». За кандидатов от партии власти было отдано около 85% досрочных голосов, говорит он.

Самое интересное заключается в том, что «Единая Россия» проводила экзит-пулы по моему округу. Так вот, в течение всего дня я лидировал, был первым, по всем участкам, где-то еще коммунисты попадали в тройку. Но в результате я оказался на пятом месте! И здесь сыграла именно «досрочка». Был один участок вообще вопиющий, тот, где я живу, где я зарегистрирован, где все меня знают и голосовали за меня. По их версии, там за меня проголосовали 133, а за тех людей, которых избиратели ни разу не видели, – более 400. Это при том, что на соседнем участке, буквально в ста метрах, я занял второе место с отрывом от первого всего в 30 голосов. Нереальные цифры нарисовали, просто нереальные… — сокрушается Фунтяков.

Кроме того, любопытной представляется динамика изменения процента явки избирателей за последние полчаса голосования. По состоянию на 19:30 избирательная комиссия муниципального образования отчиталась о 27,2%. На следующий день, при оглашении предварительных итогов председатель избиркома Валентина Ткачева старалась про явку не говорить, лишь в проброс упомянув о 33%. Однако, исходя из опубликованных на сайте избиркома данных, только путем математических вычислений можно понять, что на самом деле явка на этих выборах составила 31,17%. Юрий Дзазания добавляет, что на фоне этой цифры кажущиеся небольшими проценты досрочного голосования (которые вычисляются от общего количества избирателей) приобретают совершенно иной вес.

— У меня где-то внутри теплилась надежда, что выборы нового губернатора будут хоть как-то отличаться от того, что было в эпоху правления Ткачева, в течение четырнадцати лет. Оказалось, что применяются все те же самые методы: угрозы, приписки, фальсификации, мертвые души и так далее, — считает Владислав Фунтяков.  

Проигравший  по Хостинскому округу лидер сочинских коммунистов Игорь Васильев еще более радикален в оценках. Из своего опыта участия в выборах он сделал вывод: «Такого у нас еще не было никогда», а все происходящее является, по его мнению, ничем иным, как «захватом власти людьми, у которых есть очень большие деньги». Васильев убежден, что имели место факты прямого подкупа избирателей. Об этом также было сказано в заявлении, отправленном в ЦИК.

— Очень грязная, очень административно-насыщенная, заранее спланированная и купленная избирательная кампания. И очень обидно, что люди наши продают совесть за 500 рублей. Масса случаев, во всяком случае, в Хостинском районе, где избиратели продавались, а потом, не стесняясь, говорили: «А что?! Хоть 500 рублей поиметь с выборов, и то хорошо…», — говорит Васильев.

Во вторник на заявление о нарушениях на выборах в Сочи поступил ответ из Центральной избирательной комиссии. В нем сказано, что обращение пятнадцати кандидатов перенаправлено в краевой избирком, который, в свою очередь, тоже дал ответ, сославшись на муниципальную избирательную комиссию. На брифинге для прессы председатель Сочинского избиркома Валентина Ткачева упомянула о том, что претензии кандидатов не подтвердились.  Однако до сих пор никто не видел официальной бумаги на этот счет, а член городского избиркома с правом решающего голоса Елена Диденко ничего не знает о заседании комиссии, на котором рассматривалось бы это заявление.

 

Цитата из заключения ассоциации «Голос» по итогам общественного мониторинга выборов 13 сентября 2015 г.: «Институт выборов в России дискредитирован безнаказанным применением административных технологий, что негативно отражается на течении выборных кампаний, делает их несвободными и неравными и, как следствие, искажает результаты выборов, что, в конце концов, ставит под сомнение их подлинность и легитимность».

 Читать также: 

«Единая Россия» получила 84% мест в Горсобрании Сочи

Выборы: от гор до моря — никаких надежд

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.