Пятьдесят сочинцев сдали опасные отходы в день приемки от населения ртутных ламп, термометров, батареек — всего, что нельзя выкинуть в общий мусорный бак без риска для здоровья нынешнего и будущего поколений. Пятьдесят — это 0,01 процента жителей полумиллионного города. А термометрами и энергосберегающими лампами, мобильными телефонами и всякой сложнобытовой техникой пользуются практически все. Значит, правильной утилизации подвергается в лучшем случае одна десятитысячная часть опасных отходов города-курорта.

Остальное десятилетиями копится в квартирах, гаражах, на дачах. Или прямиком отправляется в мусорное ведро и затем на полигоне ТБО медленно, но верно отравляет среду обитания.

Это не вина, а беда граждан курорта. Дни приемки опасных отходов редки и нерегулярны. Спецмашины едут в Сочи из Краснодара. Наша мэрия так мучительно долго согласовывает места приемки опасных отходов, что на оповещение граждан в СМИ остается один день. В пункты приема успевают самые мобильные и активные.

В день последней акции (в центре Сочи и на улице Молокова в Адлере) были приняты на утилизацию 2300 ртутных ламп, 16 термометров, 17 кг батареек, 2 кг медикаментов, 34 кг автомобильных покрышек, отработанное масло, телевизор, микроволновая печь, клавиатура компьютера и сотовый телефон.

Мизер от общей массы опасных отходов.

— Сбор опасных отходов можно было бы увеличить введением графика таких мероприятий. Например, каждую третью субботу месяца. Люди привыкли бы, сообщали бы своим родным и знакомым, где и когда сдать опасные отходы. Многие даже не знают, что это такое. Мы планируем начать обучение представителей управляющих компаний. Надеемся, что со временем в Сочи появятся в достаточном количестве экобоксы с отдельными отверстиями для ртутных ламп, термометров, батареек… Опасные отходы надо сортировать сразу, чтобы не прессовать их в плиты с другим мусором, чтобы не выискивать их потом в общей массе, — говорит региональный менеджер компании «Ртутная безопасность» Екатерина Кравченко.

В краевом центре опасные отходы от населения принимают гораздо чаще, чем в олимпийской столице. В последнюю субботу этого лета в Краснодаре работали 9 точек, в Сочи — 0. Провели акцию, поставили «галочку» в Интернете, что работа идет, теперь можно заняться другими делами до следующей «галочки».

Тем временем глава городской администрации, доктор экономических наук Анатолий Пахомов не устает повторять в разных собраниях, что на курорте внедрена и успешно действует система «ноль отходов». А вот доктор геолого-минералогических наук Наталья Гудкова, возглавлявшая экологический отдел «Оргкомитета Сочи-2014», выражает противоположное мнение в докладе «Анализ проблемы обращения с отходами г. Сочи с позиций принципа ZeroWaste». В чем же доктор наук не согласна с другим доктором?

«Термин ZeroWaste имеет два значения: «ноль отходов» и «ноль потерь». Согласно этой концепции, «отходов» при правильном управлении вообще не должно и не может быть. Отходы — это вторичное сырье для рециклинга с экологическим и экономическим эффектом.
Пока же у нас продолжается только бездумное выбрасывание потенциального сырья на свалку с серьезными проблемами на многие годы вперед. Разработанная к Олимпиаде генеральная схема очистки г.Сочи для обеспечения заявленного принципа «ноль отходов», к сожалению, не выполнила свою задачу. Внесенные в нее изменения и дополнения, связанные с изменением логистики и вывозом отходов в Белореченский район, не только не приблизили к достижению заявленной цели «ноль отходов», но и привели к значительному повышению тарифов на отходы».

Рост тарифа на ТБО стал больной темой. Согласно опросам, жители Сочи не хотят платить дополнительно и 20 рублей в месяц за утилизацию опасных отходов. За этим стоит неверие в перемены: деньги возьмут, а толку не будет.

Сегодня в Белоречку, за сотни километров от Сочи, увозят все, вплоть до палой листвы с газонов курорта. Дополнительный износ двигателей и шин грузовиков многими тоннами пластиковых мешков с листьями — это уборка безопасной органики ценой увеличения опасных отходов (отработанного масла, лысых автопокрышек). Подобное на Черноморском побережье не практиковал никто никогда. Археологи не знают фактов переноски экскрементов пещерного человека в пещеру соседнего племени. В этом деле олимпийский Сочи — пионер.

От огульной вывозки мусора «с глаз долой, из сердца вон» в духе и по инерции олимпийской показухи пора возвращаться к реальности. Идти в будущее с оглядкой на прошлое.

«В советские годы государство стимулировало население к сдаче металлолома, макулатуры, ветоши, стекла, которые шли на переработку, — пишет в своем докладе Наталья Гудкова. — Было и понимание того, что органику нужно компостировать — получалось прекрасное удобрение. У рачительного хозяина большая часть содержимого сегодняшнего мусорного ведра или вообще туда не попадала, или шла в дело. И теперь эти традиции надо возрождать. Учить обращению с отходами чуть ли не с пеленок, включать в систему бережного отношения к ним все общественные институты: детские сады, школы, вузы, предприятия. Нужно повсеместно прививать культуру повторного использования отходов на основе их первичной бытовой и промышленной сортировки. 

Первичная сортировка ТБО как действие и активность самих жителей — это важнейший элемент концепции ZeroWaste. Начинать надо с разработки таких нормативных актов, которые обеспечивали бы заинтересованность в раздельном сборе отходов. Помимо просветительской деятельности чрезвычайно важна организация приемных пунктов вторсырья в шаговой доступности для населения. Не исключены принудительные и карательные меры за нарушение установленного порядка».

В обращении с опасными отходами карательные меры уже действуют, но только в отношении юридических лиц. Организации по закону обязаны оформлять и оплачивать утилизацию опасных отходов под угрозой штрафа 200 тысяч рублей и прекращения деятельности на 90 суток.

Что же касается физических лиц, то в обращении с опасными отходами Родина может полагаться, главным образом, на нашу сознательность. Зачастую выкрутивший у себя дома перегоревшую энергосберегающую лампочку машинально кладет ее в мусорное ведро. Госконтроль тут бессилен.

И на администрацию Сочи надежда плоха. В ее глазах только то стыдно, что видно. Если бы испарения ртути пахли, как табачный дым, если бы выброшенные девайсы портили облик города, как автохлам, мэр нашел бы способ очиститься от скверны. Кое-что Анатолий Пахомов может, если захочет. Помнится, в начале его правления галька на пляжах лежала вперемешку с окурками сигарет. После широкомасштабной кампании мэрии по освобождению Сочи от курения концентрация «бычков» у моря заметно снизилась.

Но «ZeroWaste» сложнее «No smoking!». И захоронение курортного мусора в соседнем районе Кубани — грубая профанация принципа «ноль отходов». Обратимся еще раз к докладу Гудковой:

«Суть ZeroWaste в искоренении производства товаров, не подлежащих переработке. Любой товар должен выходить со знаком рециклинга, то есть реальной возможности повторного использования материалов и веществ, из которых он изготовлен. Для экономики отходы — это не только дополнительный источник сырья, но и серьезный технологический прорыв в разных отраслях науки и производства. Кризис заставит всех экономить. И наука теперь активнее будет предлагать все больше вариантов превращения отходов в доходы.

Во всем мире управлением отходами и реализацией принципа «ноль отходов» занимаются муниципалитеты. Это соответствует и нашему российскому законодательству…»

Вспоминается эмоциональное высказывание бывшего директора Cочинского гидрометцентра. С высоты полета вертолета над побережьем женщина-руководитель увидела плавающие в море поля пластиковых бутылок и предложила запретить в Сочи ввоз пластиковой тары. Квас в бочках, пиво в кружках, молоко в бутылках и бидонах — это было бы, конечно, здорово. Но не реально.

В реальности непрерывный рост количества опасных отходов с расширением их ассортимента вследствие бурного развития девайсов. Например, внутри одного мобильного телефона от 500 до 1000 компонентов. Для их изготовления применяются хлор, бром, свинец, ртуть, олово, кадмий, бериллий и т. д. При сжигании отслужившей свое мобилы в атмосферу поступают тяжелые металлы, диоксины, бромированные антипирены. Если телефон просто выбросить на свалку, яды долгое время вымываются в окружающую среду, испаряются в атмосферу. Ртуть распространяется по пищевым цепям и накапливается в рыбе. Если телефоны, термометры и ртутные лампы будут долгие годы отравлять природу, то и рыбалка на Кубани канет в прошлое. Сегодня мы не пьем воду из открытых источников, как пили предки, а завтра будем бояться ловить и есть рыбу.

При патриархальном укладе жизни бытовала пословица: сор из избы не выноси. То есть все обрывки веревок, обрезки кожи, худые лапти жгли в печи, чтобы не захламлять деревню. Но мобильный телефон не лапоть. И упрощенное отношение к утилизации сложнобытовой техники — роскошь, которую могут позволить себе временщики, заброшенные в Сочи на ловлю денег и чинов.

А граждан, заботящихся о будущем, прогресс вынуждает понимать старые песни на новый лад.

С чего начинается Родина сегодня? С картинки в букваре. А картинка — в планшете. В букваре на букву «С» сортировка мусора. На «Э» — экобокс, куда должен попасть этот планшет и любой гаджет, когда отслужит свой срок. А на букву «А» — аффинаж (добыча из лома электроники золота и прочих драгметаллов)…

Введение в массовый обиход все новой техники предполагает систему ее экологичного выведения из обихода. Циклы жизни вещей должны быть замкнуты. Но фактически российская экономика настроена на продажу всего и вся без заботы о дальнейшей утилизации. В Сочи из-за тесноты и наплыва туристов эта проблема обострена до предела.

Объяснение школьникам принципов ZeroWaste, необходимости первичной сортировки мусора каждым жителем и гостем курорта — это и есть непоказное патриотическое воспитание. Без этого хартия «Я люблю Сочи», пение гимнов на уроках, участие в ярких флеш-мобах — воспитание смены верных мэрцев.