Есть ли жизнь без пальм?

В Уч-Дере на первой линии от моря растут аборигенные пицундские сосны и завезенные олеандры.

Попытка быстро заполнить Сочи крупномерными пальмами и привести курорт к единому мировому облику (канарские финики, как на Канарах), обернулась угрозой полного уничтожения пальм на Черноморском побережье. Завезенные из зарубежных питомников пальмовые долгоносики и мотыльки способны за десять лет съесть миллионы пальм Большого Сочи. Для борьбы с вредителями не хватит людей и денег на ядохимикаты. Запоздалая защита пальм, конечно, продолжится независимо от шансов на успех. Но нельзя только сидеть в обороне, отдав инициативу насекомым. Какие деревья помимо пальм могут эффектно озеленить Сочи? За ответом на этот вопрос «Сочинские-новости.рф» отправились в Уч-Дере, в Субтропический ботанический сад Кубани.

Доктор биологических наук Юрий Николаевич Карпун работает в ботаническом саду 40 лет, со времени его закладки в 1976 году. Старейший сочинский садовник по опыту знает, какую роль в облике парков играет время. Красивое растет долго.

Однако господствующая система озеленения Сочи нацелена на быстрый результат. Растения должны впечатлять в момент сдачи объекта заказчику, будь то «Олимпстрой» или хозяин мини-гостиницы. Стремление произвести разовый эффект, получить деньги, забыть об этом заказе и взять следующий ведет к покупке больших деревьев. 

— Вдруг потребовалось громадное количество пальм! Если бы не было этого, завезли бы ограниченное количество нормальных пальм. Все питомниководы – нормальные люди. Они знают, что вот эти саженцы у них больные, и никогда не будут предлагать их в первую очередь. Но когда продан весь посадочный материал, а покупатели требуют пальмы, пальмы, пальмы, тогда владельцы питомников говорят: «Да, есть еще пальмы, правда, у них проблемы. Но если будете опрыскивать, все будет нормально». И брали, в том числе, плохой материал. Это был не агротехнический перекос, а психологический: все хотели крупные пальмы. А крупные пальмы, если сверх определенного времени находятся в питомнике, чем-то да поражены. Посадочный материал должен уходить из питомника до определенных размеров. Это самообман: «Я посажу пятиметровую пальму – и враз будет красиво!» Скорее всего, она не жилец, — говорит Юрий Карпун.

Спешка предолимпийского озеленения привела к завозу в Сочи яиц самшитовой огневки на кустах самшита из Италии. В результате мы лишились самшита и в природе, и в культуре. Оказавшаяся морозостойкой бабочка-южанка доедает самшит в Армавире, Краснодаре, Симферополе и, конечно, в Сочи. Рост огневки опережает все имеющиеся способы защиты от нее. Символично, что самшит колхидский (краснокнижное реликтовое дерево) в царское время называли «кавказской пальмой».

Значит, наряду с привозными пальмами мы потеряли аборигенные, считающиеся ровесниками динозавров.

Неуютно стало на курорте и другой эмблеме Сочи – магнолии. Сегодня посадки часто осуществляются на строительном мусоре, стыдливо присыпанном сверху хорошей землей. Но толщина этого плодородного слоя 30 сантиметров, а корни магнолий уходят вглубь на метры и плохо переносят строительный мусор.

Какая же замена пальмам и магнолиям возможна на курорте, где в воздухе летают насекомые-вредители, а в земле прячется мусор? 

— Еще до пальм в Сочи получили широкое распространение узкокронные хвойные. Они служили вертикальными акцентами. Кроме колонновидных кипарисов, это – пихты, это – высокорослые туи (только не карлики высотой полметра). Наш обычный лесной бук не используют в озеленении, потому что он якобы не растет в городе. Вот смотрите, какой мощный бук вырос за 15 лет в не очень хорошем месте бывшей стройки, – рассказывает Юрий Карпун, одновременно показывая растущие в субтропическом ботаническом саду Кубани деревья и кустарники.

Например, самый высокий в России 36-метровый колонновидный кипарис.

А вот пихта киликийская. Чем больше в почве строительного мусора, тем она краше. До 15 лет растет медленно, зато потом красавица. Сегодня растущая в Уч-Дере 35-летняя пихта киликийская очень декоративна. Ее саженец был привезен из Никитского ботанического сада. Там, в Крыму, саженцы до сих пор выращивают. Но в Сочи озеленители-временщики их не берут: вида нет, заказчику не понравится, что пихта станет красивой через десятки лет.

Неприхотливое бобовое «цареградские рожки» тоже хорошо растет на строительном мусоре. Ему нужен только бугорочек, чтобы вода в почве не застаивалась. У всякого растения свои нюансы.

Необычный папоротник-лиана или редкостная шеффлера Делявэ с рассеченными повислыми листьями, придающими растению тропический вид, не для уличного озеленения. Но и они растут в открытом грунте в сочинском климате и могли бы разнообразить санаторные парки.

Говорят, хорошая одежда должна подчеркивать достоинства и скрывать недостатки. Это касается и зеленого наряда курорта. Одна из проблем Сочи в том, что хвойные от сырого воздуха неприглядно оголяются снизу. Гибридная туя «Золотая жемчужина» избавлена от этого недостатка и до самой земли прикрыта густыми хвойными лапами.

Фикус карликовый. Если это вьющееся растение посадить с внутренней стороны ограды, оно покрывает внутреннюю стену, перебирается на другую сторону, начинает расти вниз и до самой земли покрывает внешнюю стену. Такие приемы любят японцы, живущие, кстати, на широте Сочи.

sosni-v-ush-dere2

Такая «облицовка» бетона лианами невозможна больше нигде в России, даже в Крыму, где холоднее и ветренее, чем в Сочи.

Трудно перечислить все растущее в ботаническом саду в Уч-Дере, что могло бы украсить улицы, парки и скверы Сочи. Как нельзя заранее распланировать, что и где приживется на Черноморском побережье. 

— Красиво создаваемые проекты – это северный подход к паркостроению. У нас это неприемлемо. Все старые парки Сочи ничего общего не имеют с тем проектом, который когда-то был красиво нарисован. Это не потому, что кто-то не хочет следовать проекту, а потому, что сама обстановка подсказывает: надо сделать по-другому. По такому другому, что нельзя было предусмотреть в самом начале. Вначале можно разработать только концепцию, каким будет парк, в нескольких словах. А что где будет расти, подсказывает время, — говорит садовник Юрий Карпун.

Характерно, что именно искусственное, механическое навязывание пальм в озеленении Сочи поставило их на грань уничтожения.

Сегодня трудно или невозможно предрекать, каким будет Сочи. Специфика нашего побережья в том, что при субтропическом климате у нас мало аборигенной субтропической растительности. А с гибелью самшита колхидского ее станет еще меньше. Поэтому процесс одичания бирючины, многих других завезенных растений будет продолжаться. Через сто лет сочинские пригородные леса (если строители от них что-то оставят) совершенно изменятся.

Юрий Карпун не видит в этом страшной проблемы. Вариантов в природе всегда великое множество. А зацикливаются на чем-то одном (на пальмах) только троечники.