Крейсеры у сочинских берегов

Владимир Костиников, краевед

kostnikov

Во время Кавказской войны Россия выполнила для себя важнейшую геополитическую задачу – завоевав Кавказ, сделала Чёрное море своей границей. Не имея сухопутного сообщения между собой, укрепления Черноморской береговой линии сильно зависели от помощи флота.

В самый разгар этих событий большое значение уделялось укреплению влияния на Черноморском побережье Кавказа. С этой целью строились укрепления, в том числе и основанное ровно 175 лет назад в устье реки Сочи. Первое название этого укрепления было — Александрия, потом – Навагинское.

Не имея сухопутного сообщения между собой, укрепления Черноморской береговой линии сильно зависели от помощи флота. Перевозки между укреплениями делались баркасами азовских казаков и так называемыми кавказскими транспортами. Значительную помощь оказывали и крейсирующие  военные суда.

kreiseri-v-sochi1

Навагинский форт. План инженера Щепотьева.

Из Севастополя регулярно снаряжались отряды судов, которые отправлялись к Черноморскому побережью Кавказа для борьбы с контрабандными судами, для оказания военной помощи укреплениям, подвергшимся нападениям горцев.

В Российском государственном архиве Военно-морского флота хранится немало документов, свидетельствующих об этих событиях.

В 1842 году отрядом судов, крейсирующих у сочинских берегов,  командует контр-адмирал Фёдор Афанасьевич  Юрьев. В 1837 году он, командуя фрегатом «Архипелаг», участвовал в высадке десанта в устье реки Мзымта. За это поручение был тогда произведен в контр-адмиралы.

До 1853 года Юрьев всё время плавал на кораблях в Чёрном море.

В архивном Фонде 1054 хранится дело  37: «Приказы начальника отрядов судов 1842 г.».

10 марта 1842 года Юрьевым был подписан Приказ №1: 

«О изготовлении судов отряда к выходу на рейд.

Вследствие предписания Господина Командира Севастопольского порта мною, 9-го числа сего Марта за №510, полученного согласно программы, представленной на Высочайшее утверждение, назначаясь Командующим отрядом военных судов на смену ныне крейсирующих у восточных берегов Черного моря, представляю Г.г. Командирам фрегата Браилов, Корвета Орест, бригов Эндимион, — Неарк, шхуны Смелая и Тендера Легкий озаботиться о непременной готовности 25-го числа сего месяца для выхода на рейд – требовать пополнения порционныя, на мясо и на зелень, деньги на 8-месячную кампанию; запастись морскою провизиею, сколько помещение судов дозволит нагружая повсеместно; о совершенной готовности же мне донести. О чем, вступив в командование отрядом означенных военных судов, к сведению и исполнению Г.г.  Командирам оных объявляю

Контр-Адмирал Юрьев» 

В «морскую провизию» входили следующие продукты: масло, сухари, солод, горох, крупы, мясо, вино, уксус, соль.

Одной из самых больших проблем того времени стало распространение болезней. Большое внимание уделяется предупреждению их. В приказе №2  от  11 марта 1842 года «О заготовлении зелени»: 

«Как известно всякому морскому офицеру, что у тех берегов нередко от худой и недостаточной пищи, не имея откуда приобретать свежую зелень, особливо в такое время года встречаются болезни – и в особенности скорбутные, в предохранении чего я прошу Г.г. Командиров озаботиться заготовить как возможно большим количеством квашеной капусты, луку, бураков, картофелей и хрену;  что, употребляя, весьма много сохранит здоровье людей».

18 марта 1842 года ещё раз разъясняется:

«О заготовлении хрену.

Вследствие предложения Г. Командира Севастопольского Порта №579 согласно донесения моего предлагаю Г. Командирам военных судов отряда составляющих, просить своих Экипажных Командиров снабдить достаточным количеством хрену, для запаса на продолжительную кампанию в отвращение цынготной болезни нижних чинов, хотя бы на приобретение хрена и нужно было употребить деньги, отпускаемые на покупку зелени; но непременно заготовить хрен в достаточном количестве хотя бы и на зеленные деньги». 

В должность Старшего Врача 24 марта назначен штаб-лекарь Блохин. По вступлению в должность он немедленно занялся снабжением всех судов отряда медикаментами, бельем, на каждом судне лично освидетельствовал здоровье нижних чинов.

Во время экспедиции пришло сообщение о том, что лекарь Гудима Левкович (с «Меркурия») и лекарь Штейн (с «Неарка»)  были пожалованы императором денежными наградами «За отличие в делах против горцев»!

Экспедиция началась 1 апреля 1842 года. Первым делом были доставлены к разным укреплениям рекруты, в том числе более 200 человек в Навагинское укрепление и столько же —  в укрепление Святого Духа (Адлер).

26 мая контр-адмирал Юрьев уточняет программу действия во время крейсирования.

«В дополнение учрежденной мною программы и согласно повелению г. Главного Командира Черноморского флота и портов от 8-го Апреля №47161-м предоставляю Г.г. Командирам военных судов отряда, во время нахождения в Геленджикском и Сухумском портах в распоряжении Начальников 2-го и 3-го отделения Черноморской береговой линии, иметь в виду, что означенные суда имеют целию единственно для поисков контрабандных судов, но отнюдь не принимать каких-нибудь других распоряжений от Начальников отделений, без особого моего на то согласия, потому что чрез сие может разрушиться система программы для крейсеров.

Контр-Адмирал Юрьев».

Во время крейсирования регулярно проводились учения. Тренировались в работе с парусами, проводили артиллерийские стрельбы.

26 июня 1842 года контр-адмирал изъявляет благодарности за артиллерийское учение:

«Сего числа присутствуя при Артиллерийском ученье на фрегате Браилов, к совершенному моему удовольствию заметил успешное обучение нижних чинов действием орудий, при чем для испытания было сделано из одного орудия шесть выстрелов в 6-ть минут, боевыми зарядами, за каковое действие изъявляю благодарность начальствовавшему на отряде Артиллерийскому офицеру Капитану Иванову и занимавшемуся обучением Корпуса Морской Артиллерии Поручику Дрогичевичу-Никсичу о чем по вверенному  мне отряду объявляю.

Контр–Адмирал Юрьев». 

Приходилось объявлять и выговоры. Так, 30 июня 1842 года Юрьев пишет:

«Осматривая по обязанности Командующего отрядом Восточный берег, я к совершенному удивлению нашел, что находившиеся в крейсерстве по назначенным постам бриг Меркурий и шхуна Смелая, столько были удалены от берега, что, проходя с фрегатом далее 8-ми миль от оного, я отрезал оба эти судна еще на столько же миль к морю, тогда когда состояние погоды отнюдь не воспрещало им выполнить составленную на сей предмет программу, а потому, замечая сие, Г.г. Командирам означенных судов предписываю иметь деятельнейшее крейсерство согласно тому предмету, к какому оное назначается; при чем не могу умолчать  и того, что, желая знать, до какой степени доведены команды судов вверенного мне отряда в течение трехмесячной кампании в действии артиллериею, я нашел, что тендер Нырок и шхуна Смелая по сигналу обучать пушечной Экзерцыции с пальбою весьма медленно открыли огонь и очень нерасторопно таковой производили, чрез что оказывается невыполнение предписаний Начальства по предмету обучения людей, а потому, не доводя на сей раз до сведения Высшего Начальства, рекомендую не допускать Г.г. Командиров всех судов вверенного мне Отряда до подобного замечания, в противном случае я не вправе буду удержать себя в донесении о том кому следует; — И полагаю, по опытам моим, мнение, что исправное судно и Экзерцырованная хорошо команда непременно должна открывать пальбу не далее 3-х минут по спуске сигнала и производить из каждого орудия выстрелы не более как чрез одну минуту со всем правильным заряжением и особливо с малых калибров орудий и корронад».

Восьмого июля, после очередных учений, вновь пришлось делать замечание бригу «Меркурий» за плохое обучение команды.

Бриг «Меркурий» известен своим знаменитым неравным боем  14 мая 1829 года с двумя турецкими линейными кораблями. Командовал тогда бригом Александр Иванович Казарский. Бриг вышел победителем, получив сильные повреждения.

kreiseri-v-sochi2

Широко известна картина Айвазовского «Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями».

Во время же описываемых в 1842 году событий бригом командовал родной  брат Александра Ивановича – Николая Иванович Казарский.

Девятого июля возле укрепления Святого Духа (Адлер) остановилось купеческое судно «Святой Николай». Обнаружилось, что судно не прошло соответствующего после прибытия из-за границы карантина. «Провинившегося» купца привели в Керчь, где поставили на карантин. Сорокадневному карантину подвергли и укрепление Святого Духа, о чем было объявлено командирам всех судов.

Восьмого июля Фёдору Афанасьевичу Юрьеву пришёл рапорт командующего 3-м отделением Черноморской береговой линии полковника Андрея Петровича Плац-Бек-Кокума:

«По достоверным сведениям, до меня дошедшим, враждебные нам черкесы в продолжении сего месяца имеют намерение действовать противу башни возвигнутой на горе близ форта Навагинского, и теперь уже они начинают собираться для исполнения упомянутого предприятия. Говорят, что сбор этот будет состоять и 6 т. человек, но я полагая это преувеличенным, уверен однако ж, что непременно они могут собраться от двух  до трех тысяч человек. Почтительнейше поспешая донести об этом Вашему Превосходительству, имею честь покорнейше просить распоряжения Вашего о приказании крейсерующим судам при плавании держаться преимущественно близ сказанного Укрепления, и в случае надобности, оказать гарнизону в отражении при нападении возможное пособие, а какое будет сделано Вашим Превосходительством по сей моей покорнейшей просьбе распоряжение, не оставить почтить меня Вашим предписанием».

kreiseri-v-sochi3

Аполлинарий Зарин

Для помощи форту Навагинскому (командир – штабс-капитан Ковалевский) был направлен бриг «Эндимион». С 11 по 14 июля горцы бомбардировали из трёх орудий форт и башню, построенную около него (теперь – гора Батарейка).  С «Эндимиона» хорошо были видны все перемещения горцев, в количестве около 3 тысяч человек, около форта. Меткими выстрелами из орудий брига горцы были рассеяны и понесли значительный урон. В результате  вынуждены были отступить.

Командовал бригом «Эндимион» капитан-лейтенант Апполинарий Александрович Зарин, известный тем, что во время крушения на сочинском берегу корвета «Мессемврия» до последнего оставался на тонущем судне, спасая команду. Попал в плен к убыхам, удивлял своим достоинством убыхов, был позже выкуплен за крупную сумму серебром.

Из последующего рапорта Плац-Бек-Кокума следовало, что горцы понесли значительные потери, и что «в числе убитых находится сын известного враждебным к нам расположениям Хаджи Берзека, распоряжавшегося всеми действиями горцев».

Помогала эскадра и во время попытки горцев напасть через несколько дней на укрепление Святого Духа в устье реки Мзымты.

Закончился срок крейсирования отряда судов под командованием Юрьева у Черноморского побережья Кавказа 1 октября 1842 года.